Христианство в Армении

Но ты о нем слышала, да?

Меня спрашивают: "Когда выдашь ещё одну Chasing Amy?" Отвечаю: "Да не могу я, вам и с первой-то повезло!" Теперь я женат и счастлив. Смотрю на "Зака и Мири" и понимаю: Блин, ведь за сюжетом этого фильма я пытался вернуться в давнее прошлое. С тех пор я так далеко шагнул. Я уже не пацан, я сорокалетний дядька. И в клубах конопляного дыма в своём кабинете, под историю семьи Гретцки осознав, как сильно я сбился с пути, в какие дебри в слепой погоне за шайбой. я нажал "стоп". Сказал себе: "Хватит, пора выходить из спячки, пора чем-то заняться. Писать я, конечно, не хотел.

Осознавал, что в тот момент времени любой сюжет сведётся к такому: "Это фильм о бедном толстом мальчике, чей фильм провалился в прокате". На таком фильме зритель насмерть узевается. Каждый мой фильм -своего рода исповедь, но на тот момент мне не в чем было исповедоваться. Истории о лоботрясах себя исчерпали. Не, ну сами прочувствуйте фабулу: "Не можем оплатить счета. Снимем порно!" Я двадцать лет как исправно плачу по счетам.

Мне незнакома такая ситуация. Гляжу "Зака и Мири": "Слышь, сачки, поработать не пробовали?!" Так что писать ничего не хотелось. И тут как по волшебству сценарий Cop Out. Тогда он назывался A Couple of Dicks. Я прочитал сценарий, похихикал. Читал как потенциальный режиссёр. Сказал: "А чо бы и нет, вроде несложно. Пара напряжённых сцен, а в остальном -два чувака болтают за жизнь. Что-что, а это я умею. Чем и прославился. Мне предлагают комедию про напарников, ведь про друзей-приятелей -это ко мне". Звоню и говорю: "Знаете, в иной день я бы отверг такое предложение. Но мне надоело отказывать себе в удовольствии снять что-нибудь клёвое, посылая всех фразой: 'Не-не-не, хочу сам писать'". Я решил: вот что придётся мне по душе. К тому же прикинем такую ситуацию. Вот идёт по улице молодой шестнадцатилетний Кевин Смит. Откуда ни возьмись -машина времени с тридцатидевятилетним Кевином Смитом. "Ага, ебанько, Moonlighting с Брюсом Уиллисом смотришь? А однажды тебе доведётся снять Дэйвида Эддисона в кино, ну не заебись?" А молодой Кевин мне: "Как это мы так разжирели? В будущем запретили тренажёры?" Я ему: "Да ну тебя. И ты туда же?!" Сама идея очень много обещала. Можно сказать, сбылась мечта моей юности. Я всерьёз решил взяться за фильм. примечательно, именно на такие фильмы меня водил отец. Это и стало решающим фактором. Он водил меня на Lethal Weapon, водил меня на Beverly Hills Cop, водил меня на Running Scared. на Freebie and the Bean. На какие только полицейские комедии он меня не водил. Я решил: такой фильм будет в самом что ни на есть папином вкусе. Много лет он смотрел мои работки и хера с два хоть что-то в них находил.

А A Couple of Dicks, как фильм тогда назывался, или Cop Out, как вы его знаете, он бы посмотрел и сказал: "Так ты и вправду зарабатываешь фильмами. Я-то думал, вы с пацанами перед камерой болтаете о 'Звёздных войнах' да о девчонках. Оказывается, ты и про пистолеты умеешь, я тобой горжусь". И вот мне звонят. "А не хочешь поработать с Брюсом Уиллисом?" Сами помните, как я ронял микрофон, всё такое. "Брюс Уиллис?! Да я снялся с ним в Live Free or Die Hard, обожаю Брюса Уиллиса!!!! Прикиньте, мы с ним оба из Джерси!!!!" Из трубки: "Да-да, мы в курсе. Как насчёт Брюса Уиллиса и Трейси Моргана?" Я: "С этим я тоже работал!! Господи боже, да я тыщу раз согласен!" Мне: "Отлично. Значит, берётесь?" "Конечно берусь". Подписал контракт. Прихожу работать, и. Всё оказалось совсем не так, как на съёмках моих собственных фильмов, понимаете? В "своём" мире я прихожу на площадку, говорю: "Эффлек, вот тебе хер -соси". И Эффлек такой: По самые гланды. Ему и в голову не придёт спорить. "Ну. Прежде-то Кевин не ошибался. Если не считать Jersey Girl". Всё на доверии. Мы столько наворотили вместе. Он знает, что не превратится у меня в безликое чмо. А я знаю, что с ним и сам фильм обретёт лицо. Я привык к такой непосредственности. Вот я прихожу на площадку A Couple of Dicks, готов покомандовать Брюсом и Трейси. Времени на репетиции у нас не было. Работу с Брюсом я помнил по Live Free or Die Hard. Ждал его веского слова, быть ли мне режиссёром, -и дождался. Я пищал от восторга: "Он меня помнит!" Мы встретились на подготовке к съёмкам. Перед съёмками хотели обкатать камеры, то-сё. На минисценке про Брюса и Трейси в машине. подпираю стенку между дублями. Брюс подходит: "Как предчувствия? Хорошие?" "Да, вполне хорошие". Говорит: "Вот и у меня. А я на днях пел на сцене с 'Оллман-Бразерс'". Я такой: "Да ты чо! Хер знает, как это относится к теме, но. Впечатляет, что ещё сказать!" Говорит: "Да". Я: "Всё ещё любишь попеть?" "Люблю, люблю". "Так держать. А прикинь, через пару недель я выступаю в Карнеги-холле. Очередное Q&A. Не хочешь наведаться с группой? Я разогрею публику, ты выйдешь, а в конце мы раскланяемся, уйдём и будем долго собой гордиться". Брюс медленно поворачивает голову и глядит на меня: "Ты-то чего забыл в Карнеги-холле?" Меня пронзило: "Как это я сразу не догадался, что этот кекс ну ни хера обо мне не знает".

Я с какого-то хуя предположил, что знает. Я попытался объяснить, а он мне: "Чего-чего? Языком будешь чесать? Стоять да болтать? Ну-ну, удачи тебе, Кев". Я ему: "Спасибо, Брюс", -и убежал. Дэйвид Кляйн спрашивает: "Ну как, согласился на Карнеги-холл?" Отвечаю: "Он подумает". На следующий день первые съёмки. сцена в кафешке. Брюс и Трейси сидят за столиком друг напротив друга. Если я чего и умею, так это снять двух чуваков в кафешке.

Последние приготовления. А моя режиссура проходит примерно так. Я не кидаюсь во всякие заумные объяснения. Иные фильмоделы любят повыпендриваться. Мой подход: "Мы все профессионалы, вы знаете, что делать. Будет сильно не так -я маякну". С другими режиссёрами иначе. Другие режиссёры нагонят пафоса, создадут "атмосферу". Окутают всё мощной энергетикой. "В этой сцене ты антилопа. А вокруг тебя одни львы.

Но они не знают, что ты антилопа. Я так не могу, сразу чувствую себя не в своей тарелке. Я пытался. На эмоциональной сцене говорю: "В это сцене ты. а хуй с ним, тупо пусти слезу. Снимаем".

Я даю актёрам дубль-другой вольного плаванья, затем подхожу и вношу коррективы. В этом вся моя задача -в коррективах. Ребята выдают дубль, я наблюдаю, всё заебок, выходит смешно, но в паре мест не совсем то, чего бы мне хотелось. Я говорю: "А давайте ещё разок, ещё дублик. По-быстренькому". Снимаем ещё дубль, я думаю: "Нормалёк, всего чуть-чуть подкорректировать". Тогда я встаю и иду режиссировать. Подхожу: "Ну что. Трейси? Всё зашибись, очень смешно. На фразе про кенгуру меня прям размазало. Оборжаться. на следующий дубль оставляем кенгуру, но после реплики скажи 'Чего-о-о?' -свою коронную присказку. А в конце дубля брось на Брюса тот щенячий взгляд -сразу после его реплики. Справимся -всё в шоколаде". Перехожу к Брюсу: "Как делы, Босс?

Всё отлично, всё на уровне. Сделаем ещё дублик. Слышал, что я говорил Трейси? вот чего попрошу. Мелкий нюанс: на своей фразе про Обаму скажи так: 'С хера ль'. Вот как я: 'С хера ль'. А потом, когда Трейси скажет про кенгуру, повернёшься к нему и бросишь фирменный брюсов взгляд. 'Дебил что ли?' Во-во, ровно как ты сейчас на меня смотришь! Справимся -сцена готова". Брюс мне: "Лады, Кев, ступай к монитору". Я: "Ну и ладушки. Молодцы, ребят, так держать". Иду к монитору, смотрю в экранчик. "Мотор!" Пошёл дубль. Трейси учёл каждую поправочку. Брюс в точности повторяет предыдущий дубль. Я такой смотрю: "Это проигнорировал. На то забил. А где взгляд-то? Никаких изменений! Хм." Говорю: "Снято". Говорю: "Майкл", -Майкл Питт мой ассистент, -ещё один дубль". Иду к ребятам: "Трейси, ну ваще блеск, кенгуру жжот напалмом.

Можно даже добавить огоньку, главное, не забудь 'Чего-о?' в конце. Молоток. Выше всяких похвал, всё в точности как в первом дубле. Помнишь, когда он выдаёт реплику, поворачиваешься вот с таким лицом, и 'С хера ль' после фразы про Обаму". Он такой: "Точно, точно, Обама. иди к монитору, Кев". Я: "Иду, удачи вам", -возвращаюсь на хуй к мониторам, сажусь, говорю: "Мотор". Дубль пошёл, Трейси работает, Брюс в точности повторяет предыдущие дубли. Я такой: "Да что за на хуй? У него со слухом проблемы? Он не расслышал?" Встаю, делаю шаг. И тут Брюс выполняет фирменный брюсов разворот -прямо ко мне. Я врастаю в землю. Стою как вкопанный. От взгляда Брюса Уиллиса из жопы брус вылез. Во взгляде ясно читалось: "Ещё раз ко мне подойдёшь, жирный ты пидорас, и попытаешься научить Брюса Уиллиса быть Брюсом Уиллисом, до ночи будешь мой сапог из ануса вынимать. Йиппи-кай-ей, пшёл на хуй". Дело вот в чём. Когда нанимаешь Брюса Уиллиса сыграть копа в комедии, вечно ждёшь Джона МакКлэйна -некий архетип. Нанимаешь "того самого" суперполицейского. Представьте его мысли: "Я вынужден не только играть персонажа, но и держать в голове то, что играю я, по сути, самого себя. Тем паче в фильмах, которые выезжают строго на моём образе". конечный результат волновал его так, как прежде не волновал ни одного моего актёра. Брюс приходит на съёмки, ему выдают страницы, -мини-сценарий для следующей сцены, пять-семь страниц в зависимости от сегодняшних планов. По ним актёры учат диалоги. У каждого на площадке своя копия, чтобы на любой вопрос, "Какая там дальше реплика?" -любой мог глянуть и сказать: "Вот", -и сунуть тебе странички. И вот.

Стоит Брюс, я подхожу, в руках страницы. Скоро начинаем снимать. Второй или третий день работы. Брюс: "Какие на сегодня планы?" Отвечаю: "Вот странички". Там вторая и восьмая сцены. Говорит: "Понял". Берёт у меня страницы и такой: Читает. "Фуфня". Вырвал страницу, выбросил. Я такой: "Ч. чего?" Тот читает вторую. Вырывает четыре страницы из семи. Выдаёт мне остаток: "Вот что сегодня снимаем". Я говорю: Но готовились снять страниц эдак семь". Тот: "А на фига снимать фуфню?" Я ему: "Кстати, Босс, а что такое 'фуфня'?" "Ну как, фуфня. Фуфня и в Африке фуфня". Говорю: "Я. и слова такого не знаю.

Что за 'фуфня'?" Тот: "Не знаешь, что такое фуфня?" "Фуфня -это вода в сценарии. Которая только время убивает. Вот мы заходим: 'Ой, какая собачка. Ничо так картина. А ну, сука, колись, где бомба!' С бомбы надо начинать, на хер фуфню". Я: "Серьёзно?" Он: "Сколько лет я в кино?" "Лет двадцать пять". Он: "А ты сколько?" Говорю: "Пятнадцать". Он: "Мне видней". "Ладушки, убедил". Монтаж превратился в сплошной праздник: а чего вы хотели, когда монтировать не из чего.

А уж как радовался весь наш коллектив. Приходим в шесть утра, снимаем и: "Одиннадцать часов, все свободны. Снимать больше нечего. Все благодарности -Капитану Фуфне". Очередной рабочий день, мы на площадке. Льёт проливной дождь. Нью-Йорк почти не просыхал всё время съёмок A Couple of Dicks. Я такой: "И как нам." сцену в машине. Брюс, Трейси -и Шон Уильям Скотт сзади. И дождливые бруклинские улицы не на нашей стороне. В итоге плюнули и снимали в звуковом павильоне. Бред, конечно, -пиздовать через полстраны ради нью-йоркских видов, а потом снимать машину на фоне синего экрана. Ну, усадили ребят в распиленную пополам машину. синий экран. Делаем общий план, типа "сквозь лобовое стекло". Все трое в кадре. Не кадр, а сказка. Всё готово, берём перекур. Сцена снимается так: сперва общий план, затем бьём его на мелкие планчики. Снимаем эту рожу, эту рожу, эту рожу. Этот ракурс, этот ракурс и так далее. Сами понимаете, Брюс это Брюс, ему и сниматься Брюс наша звезда. Я говорю: "Ну, с общим разделались". Дэйв, сперва снимаем Брюса". Дэйв -главный оператор. Дэйв говорит: "А как иначе". Я: "Ладушки". Иду к машине: "Ну чо, Босс, всё зашибись, общий план у нас готов, переходим к крупным планам. К вот этим вот". Он такой: "Какой линзой снимаем?" Я такой: "Которая вот так делает". "Это что?" Я ему: "Ну, этот. леттербокс. Тут верх экрана, тут низ экрана. А посреди экрана -твоё лицо. Вот я тебе обрисовал, на что будет похож наш кадр". Брюс такой: "Кевин, пантомимы это, конечно, хорошо.

А теперь давай словами". Я ему: "Ну. ну дык линза, кадр". Он: "Да номер назови". Я: "Обожди". Дэйву: "Дэйв?" -мой главный оператор. Тот мне: "Что?" Говорю: "Какой линзой Брюса снимаем?" "Руками покажи". Я такой: Дейв мне: "Писят". Я говорю: "Спасибо, Дэйв". И Брюсу: "Полтинником снимаем". Брюс смотрел прямо на меня. Но специально отвернулся, чтобы повернуться обратно со своим.

На полном серьёзе отвернулся, только чтоб ебануть по мне МакКлэйном.

И говорит: "Хера ль тебе Дэйв говорит, какой вы снимаете линзой?" Говорю: "Ну, я кажу ему руками." "С хера ль?" Говорю: "Ну, он же сечёт в линзах". "А ты -нет? ".Нет. Ну не секу я в линзах, Босс. Понимаю, что не солидно, но в таких вещах я дебил, это факт. Кто-то говорит, что я не режиссёр, от режиссуры". Тот: "Я прихожу к тому же выводу! Как эт так -не сечёшь в линзах?!" "Ну вот не секу. Не довелось выучить". Он: "Как это так?" Я: "Ну не знаю". Он: "Не понимаю я. Ты, блядь, режиссёр! У тебя две задачи, одна из них -знать линзы!" Говорю: "Да понимаю я, но вот не выучил, я кажу Дэйву руками,он смотрит на руки и угадывает." Брюс: "Не реви!" Я: "Я и не реву". Он говорит: "Дружеский совет. Никогда и никому в нашем бизнесе не говори, что не сечёшь в линзах. Режиссёру положено знать линзы". Я говорю: "Ладно, понял. Ну ты как, готов? Будем снимать сцену?" Говорит: "Да, Кевин, я-то знаю, что там за линза. Иди к своему монитору". Я: "Иду." -ухожу. Возвращаюсь на место, сажусь, подходит Дэйв Кляйн: "Опять на тебя орал?" Тот: "За то, что в линзах не сечёшь?" Ты был прав, надо было выучить много лет назад". Очень непривычно, мы будто с разных планет. Я привык работать с друзьями, столько лет одна и та же компания. А Брюс -совсем другое дело. И я понял, откуда растут ноги: ни разу в жизни я не работал с настоящей кинозвездой. Только не говорите Бену Эффлеку. Он почти полвека на экране, выслуга лет решает многие споры. Он не привык к отказам. Он привык к тому, чтобы его. боялись, -и меня он почти моментально запугал. Он привык к профессионалам, а я никаким боком к таковым не отношусь.

Я из таких: любишь поебстись? Непривычная, непривычная обстановка, атмосфера на площадке.

И лишь раз было вот какое.

Случилось это ближе к концу работы над фильмом. Кто там был. Трейси и Брюс в номере мотеля. Трейси посмотрел запись с камеры, уверен, что жена ему изменяет. Входит Брюс, происходит диалог. Я описал Брюсу, какую дружескую поддержку хотелось бы увидеть с его стороны. Разок прогоняем Выше всяких похвал -что Брюс, что Трейси. Но не хватает одного необходимого мне нюанса. "Давайте ещё разок". Новый дубль. Всё равно не хватает. Ещё дубль. И так дублей пять. У меня перед Брюсом очко играет, а то подошёл бы да попросил лично. В былые времена так и делал: пять дублей, тяну Джейсона Ли в сторонку -хдыщ, хдыщ, -"Делай как надо!" -отправляю обратно. Но с Брюсом так нельзя. Оставалось надеяться, что он сам по счастливой случайности набредёт на то, чего мне хочется. А я ждал всего лишь одного нюансика на одной его реплике. Пять дублей, пора заканчивать. Майкл Питт -ассистент -поворачивается "Проверяем канал или ещё дубль?" Надо заглянуть в фильмовой канал, проверить, нет ли соринок, и переходить к новой сцене либо переснимать всё с нуля -если в канал попал волосок и накрыл пиздой съёмочный день. Майк мне: "Может, хватит?" Понятно, что я не пойду вразумлять Брюса. И раз он сам не нащупал, то уже и не нащупает. "Лады, Майкл, проверяй канал, я вполне доволен".

Говорит: "Уверен?" Говорю: "Да, вполне, проверяй канал". Майкл команде: "Проверяем канал, идём дальше". следующую сцену. Я сижу у мониторов. Эдам Сигел -один из продюсеров, отличный мужик -подсаживается Я сижу, вздыхаю. "Что стряслось?" Я: "Да не знаю. Мне чего-то. Я как-то. Слушай, Эдам, я щас вернусь". Говорю: "Майкл? Погоди сворачиваться, может, возьму ещё дубль. Переговорю с Боссом". Майк: "Уверен?" Я: "Да, обожди". Ищу Брюса. Брюс стоит у стенки "мотеля", изображает из себя. прохлаждается. Излучает невъебенную крутизну. Я заметил его издалека, выждал минуту-другую, набрался смелости: "Как дели-и-ишки, Бо-о-осс?" Говорит: "Всё путём". Я говорю: Не возражаешь, если прогоним ещё один дубль сцены?" Тот: "А что, плохо вышло?" Говорю: "Всё зашибись, но мне кое-чего. не хватило". Тот: "Чего же?" Говорю: "Да там." Смотрю на него и понимаю: "Ох мне въебут так въебут". Знаете, как собаки чуют приближение урагана? Внутренний голос: "Пиздуй со всех ног!" И я решил: "Так и сделаю". "Чего не хватило?" Отвечаю: "Да не, ерунда, Босс. пойду в кресло." Тот: "Да чего ты, колись". В конечном-то счёте он актёр, а долг актёра -угодить. Настаивает: "Ну чего, чего?" Говорю: "Да мне как-то стрёмно говорить". "Возьми да скажи". "Лучше не стоит". Он: "А ну, сука, выкладывай". "Ну ладно. Но ты на меня наорёшь". Он такой: "С чего бы мне? Когда это я орал?" "Да каждый день". "Да не ору я". Я: "Ещё как орёшь. Не, я не возражаю, но факт есть факт". Он: "Не ору". Я: "Орёшь". Он: "Ты щас услышишь, Кевин, как я ору, если не перейдёшь к делу". Отвечаю: "Ну ладно. Вот у тебя реплика в адрес Трейси, когда он сообщает, что посмотрел запись. Ты говоришь: 'У меня так же было'". Тот: "Есть такая. Забыл сказать?" Я: "Не-не, ничо не забыл. Но хотелось бы махонькой вариации". Он: "Какой?" Я ему: "Я надеялся, что ты подашь её так, как Дэйвид Эддисон подал аналогичную реплику во втором сезоне Moonlighting в эпизоде под названием, кажется, 'Отец каждой девушки девственник', где Мэдди думает, что её папа изменяет маме, и Дэйвиду необходимо любым способом её утешить. Здесь мне хотелось именно того испол.

Ну не смотри на меня так". И Брюс сделал то, чего я не ожидал. К чему ни хуяшеньки не был готов. Сами понимаете, представители шоубизнеса имеют склонность к излишней артистичности. Если ваши слова напрягут их или разозлят, они могут выйти из себя: "Да какого хуя?!." Брюс сделал так же, но в своём неповторимом стиле. Вот я выступил с пожеланием Дэйвида Эддисона. А он такой: Знаете его фишку, когда он отворачивается и поворачивается обратно: Типа: "Сперва забыл, что хотел сказать, но теперь вспомнил!" Но вот незадача: когда он развернулся, я дёрнулся. Да, как самое последнее ссыкло. Уж извините, он тот ещё шкаф. Здоровяк. Ему за полтинник, но такая форма мне и не снилась. Мускул, блядь, на мускуле, его будто из мрамора высекли.

И когда он сделал вот так, я сделал вот так. Брюс такой: "Ты чего группируешься?" Отвечаю: "Ну так ты." Говорит: "Кевин, ты думал, я тебе двину?" Я ему: "Да нет, просто ты это, слишком близко и бла-бла-бла". Он: "Ты попросил меня сыграть так, как я играл аж двадцать пять лет назад?" "Не просил." Он: "Я не ослышался, ты попросил сыграть Дэйвида Эддисона. Да как тебе не стыдно, Кевин? Ты и Бена Эффлека заставляешь повторять его дебильные ранние фильмы?" "Ну вот в Jersey Girl." "Я не шутки шучу, Кевин! Слушай сюда. Ничто в мире так не оскорбляет актёра, как просьба повторить давно забытую роль. Тем паче роль, сыгранную четверть века назад! С чего ты взял, что я помню ту реплику?!" Я ему: "Да не знаю, я сидел себе, придумал что-то, а зря, ну прости меня!" Тот: "Марш к монитору, Кевин". Я: "Ухожу, только не ругайся!" Возвращаюсь в кресло. Тише воды, ниже травы. Рядом Эдам Сигел: "Что случилось? Ты весь вспотел. Сильнее обычного". Я говорю: "Да так, ничо. Посмотрим дубль". Майкл Питт: "Мотор!" Дубль пошёл. Брюс играет, ни хуя разницы с прошлыми дублями. Я сижу, думаю: "Только время потратили. А этот всем разболтает, как я дёрнулся. Теперь все будут ко мне подходить и делать так: 'Так и думал!' -и уходить героями". Смотрю в монитор. Происходит чудо. Брюс Уиллис исчезает. Джимми Монро, которого он играет, растворяется в воздухе. И на одну волшебную, восхитительную реплику возникает Дэйвид Эддисон.

Я смотрю в экранчик, и мне снова шестнадцать лет, я дома на диване, мама спит в кресле, а я наслаждаюсь Брюсом Уиллисом в восхищении. перехватило дыхание. Меня будто перенесло назад во времени -на съёмочную площадку Moonlighting. Конец дубля. Я промолвил только: "Проверяй канал, Майкл, мы двигаем дальше". Я сижу, и мне не с кем разделить радость. Понимаете? ни жив ни мёртв: "Я до него достучался. Я укротил чудовище". Эдам Сигел из соседнего кресла: "Слушай, скажу тебе по секрету.

На одной из реплик будто бы промелькнул.

Дэйвид Эддисон." Я: "Там и был Эддисон!" Он такой: "О чём ты?" Я говорю: "Он выдал Дэйвида Эддисона! Я пошёл, попросил Дэйвида Эддисона, и он послушал!" "Прям так и попросил?" Я: "А то! Подхожу к Брюсу: 'Слушай, там бы двинуть Дэйвидом Эддисоном'". "Наорал небось?" Я: "Да нет. Я подошёл как режиссёр: 'А ну-ка мне, бля, Дэйвида Эддисона! Хватит с меня хуеты, пошёл да сд.' Ой, Брюс идёт".

Оба заткнулись. Брюс любит повальяжничать. Вальяжно ходит взад-назад. Мы с Эдамом сидим, притворяемся, что и не думали обсуждать Брюса. Что даже не заметили его. Болтаем, а Брюс прохаживается рядом. глядит по сторонам, размышляет, как клёво быть Брюсом Уиллисом. Идёт мимо, бросает на меня мимолётный взгляд: "Это для тебя, Кев". Другое злоключение застигло меня в автобусе по пути в Канаду. Я ехал в Монтреаль. Хотел поспеть. на комедийный фестиваль "Just for Laughs". Катим в автобусе -я и мой водитель Кловис. И с нами ещё один водитель. Добраться нужно быстро, а так Кловис с Томасом могут посменно спать и вести автобус. Таким ходом до Монтреаля двое с половиной суток. А в поездках я, как это водится. Ну, автобус-то мой. Я пусть и не корчу из себя рок-звезду, но из поездки стараюсь выжать максимум. Я сижу сзади и покуриваю. Помню, когда впервые арендовал автобус, делал всё исподтишка, подтыкал под дверь подушки, курил строго в окошечко.

Боялся, что водитель возмутится: "Эй, харэ нас обкуривать!" А Кловис, с которым у меня уже не первая поездка, однажды отвёл меня в сторонку и сказал: "Кевин. Если хочется курить -бери да кури. Ты арендовал автобус, хозяин -барин". Я такой: "Чо? Ничо я не курю!" А у самого изо рта облачко дыма. "Да не боись ты, нам-то что". Я ему: "Точно? А то вдруг вас за компанию со мной накроет, и мы въебёмся в дерево". Тот мне: "Кевин, мы рок-группы катаем. А ты -всего один. Кури на здоровье. Я, блядь, Джимми Клиффа возил! Ты мне не страшен". И так мы колесим по нашей необъятной родине. Я сижу сзади, что-то пописываю, наслаждаюсь Но с приближением к канадской границе на автобусе остаются лишь легитимные вещества. Я слишком дорожу Канадой, понимаете? Ещё не хватало, чтобы мне запретили въезд за какую-нибудь херню. Да и ехать в Канаду с собственной травой -всё равно что на пляж с собственным песком. Ясно ведь: доберусь, а там всё в шоколаде. В общем, на подходе к границе избавляюсь от любой травы. Вот мы пересекаем границу. Местечко, если не вру, называется Лэнсдаун, Онтарио. Паренёк берёт паспорта. "Тут три паспорта, кто третий?" Отвечаю: "Это Томас, спит сзади". "Разбудите?" Говорю: "Лады". Иду к Томасу, Томас машет из окна: "Добрый день". Чел говорит: "Попрошу отъехать вон на ту полосу и ждать дальнейших инструкций". Говорю: "Лады". Обычное дело: иногда хотят подойти, пообщаться. Ну, я такой сижу. Подходят трое, один -вылитый Том Круз в этих, в "Кадетах". Весь на взводе: "А ну кого здесь уебать!" Как Хиккс в "Чужих". Точнее, Хадсон. Открываем ему дверь. Тот делает полшага в автобус и говорит: "Чую траву". И у меня нет слов. Врать-то я не умею. У меня пунктик на честности. Отвечаю: "Я не чужд марихуаны, сэр, но в автобусе оная отсутствует". Тот говорит: "Даже не сомневаюсь. Сойдите, пожалуйста, с автобуса". Я: "Лады". Схожу с автобуса. Сам в пижаме, в тапочках и в халате. Прошёл в пограничный контроль, сижу, гляжу по сторонам. Люди у стоек приветливо кивают. Приятно -узнали: "Смотрите, тот чувак!" Я им: "Здрасте". Десять минут, двадцать, клюю носом. Слышу -дверь. Смотрю -тот самый молодчик, местный сорвиголова. Говорит: "Встаньте, пожалуйста". Я думал, он с кем-то другим, а потом понял, что стоит-то он передо мной. Тот: "Вы-вы, вставайте". Я: "А, конечно", -встаю. Тот: "Лицом к стене, пожалуйста". Я: "Легко, чо бы и нет". Тот: "Руки за спину, пожалуйста. Большой палец наружу". В голове мысль: "Прямо как в 'Копах' за секунду до." -на мне наручник. Меня на полном серьёзе заковали в наручники. Чел говорит: "Вторую руку". И в наручниках уже обе руки. Чел: "Вы арестованы за контрабанду, пройдёмте в камеру". Я думаю: "Хуя себе!" Делаем два шага, чел говорит: "Вот и камера, можно снять наручники". Говорит: "Думаю, вам можно доверять. Вы не оказываете сопротивления". Я: "Да какое там сопротивление -за полминуты знакомства?" "Обопритесь о стену, мне нужно вас обыскать". Я: "Лады", -прислоняюсь лбом. Он: "Не лбом! Ближе к стене". Я: "Лады". Он: "Ноги на ширине плеч". Я: "Лады". Он: "Обопритесь". Опираюсь. Он: "Да не лбом!" Я: "Лады". Прислонился пузом. Тот мне: "Да встаньте смирно". Встал смирно. Начался шмон. Меня и раньше шмонали -в аэропортах и так далее, но вот так -никогда. всамделишный шмон. Мне на полном серьёзе подняли сиську. под ней пальцем. По линии, что никогда прежде не видела света. По месту с неизвестной науке флорой и фауной. По самой Марианской впадине. Подняли вторую, заглянули и туда. Подняли пузо!

Я воспрял духом: "Ебанём кому-то по башке?

Как Малколм?" Я клянусь, чел поднял моё пузо, всё под ним прощупал. Всю эту самую складку. Руки опускаются всё ниже и ниже. Чувак ни в чём себе не отказывает. Я даже не утрирую. Вот это самое место натерпелось по полной. По локоть влез мне в промежность. "Попал впросак", как говорится. Общупал здесь, по бокам. Раздвинул сало на бёдрах, влез и в эти складки. Я двенадцатый год женат, супруга и в лучшие дни так меня не трогала! Этот чел не стеснялся, шуровал по полной. В общем, не меньше минуты мне шмонали это самое место. Без непристойностей, "А знаешь, я люблю хуи", -ничего подобного. профессионализм. Прощупывает каждый миллиметр и вдруг накрывает рукой моё достоинство. Как я иногда подымаюсь за женой по лестнице и сую руку ей между ног, за пиздёнку. По-доброму: "Я люблю тебя и трогать твою писю", -сами понимаете. А этот схватил спереди, не сзади. Взял да сграбастал мой причиндал. И -клянусь, не вру! -спрашивает: "Что это?" Я задумался: "И что же мне делать? Прикинуться каким-нибудь запуганным простачком и подбирать слова или оставаться собой?" "Не буду себе изменять". Отвечаю: "Это мой член". И тот: "Ой, простите", -убирает руку. И не будь я напуган до усрачки, что меня упекут за решётку, я бы не преминул спросить прямо: на ощупь не член?" И без того уже худший момент моей жизни, а мне берут и добавляют поводов для расстройства. "Ты арестован за контрабанду и, приколись, твой член и членом не назовёшь. Вот у нас таблица хуёв, прости, но твоего здесь нет. Ты что, член везёшь контрабандой? Тогда у нас никаких улик". С меня сняли наручники, я присел.

Говорят: "Вы арестованы за контрабанду". Я говорю: "Ничего не понимаю". "Хотите позвонить адвокату?" "Да-да, вот номер". Чел ушёл звонить, входит другой: "Я из миграционной службы. Женевская конвенция обязует нас осведомиться, не хотите ли вы связаться с посольством США?" А с меня пот градом. Я всё равно что Кафка. Весь такой: "Что происходит?! За что меня арестовали?!" Я сижу, слушаю чуваков, а в голове одна-единственная мысль: "Что ж они такого нашли? Нашли мой 'флешлайт'? Мою искусственную пизду?" Такие: "А это что? Здесь потайная пизда! Контрабанда пёзд!" Я надеялся, "флешлайта" не найдут: я только-только им воспользовался и забыл помыть. Представьте, подходит офицер: "Что у нас тут?" Прям как охотник из мультиков про Багза Банни. Сижу, думаю: "Да что ж я сконтрабандил?! О чём они?!" В общем, меня закрыли в камере, сказали: "Сидите, мы возьмём собак, как следует обыщем автобус". Говорю: "Лады". Сижу, думаю: "Жизнь уже не будет прежней. Теперь всё будет иначе". Началась паника. И вдруг проклюнулась травяная область мозга. И тихий голосок в голове: "Не боись, всё будет хорошо". Я такой: "Правда, Ганжик?" Мне в ответ: "Конечно. Ничего не бойся. Если выкарабкаешься, останешься с первоклассной историей для Q&A". Я такой: "Точно!" -и расслабился. А каждые пять-десять минут открывалась дверь, и здоровяк-канадец с автоматом спрашивал: "У вас тут всё хорошо?" Я ему: "Да, да. Всё пучком". "Водички принести?" Я: "Да, не откажусь". Он уходил, возвращался, подавал мне стаканчик. Говорил: "Ну ладно", -закрывал камеру. пью из стаканчика. Открывается дверь. Тот же парень: "Всё хорошо?" "Да всё зашибись, чувак, а что такое-то?" Тот: "Согласно Женевской конвенции, поскольку вы американец, а мы канадцы, мы обязаны регулярно спрашивать, всё ли у вас в порядке, и наблюдать за вашим состоянием. Следить, чтобы вы не наложили на себя руки". Я такой: "Да вы что, никогда в жизни". Тот: "Да, но от греха подальше позволите забрать ваши тапочки?" Я ему: "Да в них даже шнурков нет! Мне при всём желании не повеситься на низких уггах! Обрею их и верёвку спряду?" Тот: "Ну, понимаете, стандартная процедура". Забрал тапочки, закрыл камеру. Снова отрывается дверь: "Звонок от адвоката". Иду говорить с адвокатом -Джоном Слоссом. "Алё, я в тюрьме!" Тот мне: "Да я уж понял". "Что же нам делать?" Тот: "Ну, кое-кого направлю, пусть вмешаются. Я-то на шоу-бизнесе специализируюсь, это вне моей компетенции. Звони, если вдруг набегут кинопродюсеры". Говорит: "Пришлю лучшего в Канаде адвоката, будет твоим защитником. Скоро позвонит". Возвращаюсь в камеру, за мной снова приходят: "Звонит Эдди Гринспэн". Говорю: "Спасибо", -иду к телефону. Гринспэн говорит: "Во-первых, спешу вас уверить -так сказать, для поднятия настроя, -в тюрьме вы не окажетесь". "У, отлично, спасибо". Тот: "По всей вероятности, вам скоро расскажут о находке восьми с половиной грамм субстанции предположительно конопляного происхождения" Я такой: "Мою траву нашли?!" Тот мне: "Молчать". Говорит: "Пока предположительно. Перед вами скоро отчитаются. Но готов биться об заклад, что всё образуется. Перезвоню через пять минут". Кладу трубку, иду в камеру. Входит чувак, какая-то баночка. Говорит: "Провели обыск автобуса. С собаками. Вот что мы нашли". Показывает баночку, в баночке что-то лежит -на самом донышке. На вид -травка. Плюс маленькая трубочка. Я про себя: "Блядь." Я вспомнил эту баночку. Она не моя, но уже не первый месяц живёт в автобусе. Однажды дочка позвала подружек похвастаться автобусом. Трава лежала на виду, я кого-то попросил её спрятать, и с глаз долой -из сердца вон. Вот канадские пограничники возвращаются от автобуса: "А это что?" И я такой: "Ну, понятно что, но хер знает, откуда взялось. Сам в шоке. Мне точно стоит отвечать?" "А я обязан отвечать? Ведь я имею право хранить молчание?" "Не скажу. Ответьте на вопрос: вы знаете, что это?" "Наверно, марихуана". "А откуда вы знаете?" Я: "По запаху".

Чел говорит: "Хорошо, а зачем здесь трубочка?" Показывает: "Вот эта трубочка". Вот такого размера трубочка -половинка обычной соломинки для напитков. Да, выглядит сомнительно, будто для кокаина. Типа: "Да, я такой! Мчу в автобусе, ебашу кокс!" И она торчит из свёрнутой обёрточки, куда набивают травку. Расправляем трубочкой кулёчек, забиваем ганжу, трамбуем трубочкой, скручиваем -и вуаля. Затягиваемся -и на вершине мира. Ну так вот. Говорю: "Точно не знаю, но если угадывать, этой трубочкой удобно трамбовать травку в некоего рода сигарете. Это если угадывать". Тот: "А ещё зачем?" Я такой: "Даже не представляю". Тот мне: "А если проведу экспертизу?" Отвечаю: "Вряд ли вы что-то найдёте". Тот: "Вы через эту трубочку вдыхаете марихуану?" Отвечаю: "Да я даже не знаю, чьё это и откуда взялось".

Тот: "Ну ладно, проведу экспертизу трубочки. Но лучше сразу скажите, ждут ли нас сюрпризы. Я: "Валяйте, я её впервые вижу".

Тот: "Ну, я уже провёл экспертизу. Положительный результат на экстази, эй". "Для экстази я никому её не давал". "Говорили же, не ваше!" И я такой: "А-а-а". "Не моё, не моё". Чел: "Мы весь автобус переворошим. Не хотите сразу рассказать об остальных заначках?" Говорю: "Нет, я и об этой-то не знал". Тот: "Ну ладно", -Снова звонит Эдди Гринспэн: "Ну всё, можете не беспокоиться. За 8,5 грамм вам обвинений не предъявят, о чём вас известят через две минуты. Счастливого пути до Монтреаля, удачи". Мысль: "И всё? Блин, кабы не суетился, сэкономил бы уйму денег на адвокатах". Сижу, думаю: "От блядь". В камеру возвращается погранец. Тот, который с баночкой. Говорит: "Значит, ввожу в курс. Мы нашли 8,5 грамм, предположительно, марихуаны. автобусе. Основания для предъявления обвинений отсутствуют. Уголовная ответственность вам не грозит. Но будет выписан штраф". Я такой: "Мне?" Тот: "Нет, автобусу". Я: "Автобусу-то за что?" Он: "Автобусу принадлежит найденная марихуана".

"А Гринспэн-то хорош!" Подходит второй чувак, который из миграционной службы. Он ещё предлагал позвонить в консульство, а я, поддавшись панике, ответил: "Да! Звоните в Штаты!" К счастью, он не позвонил. Мотивировал так: "Вообще, в таких ситуациях звонить не принято, и видно, что у вас такое впервые". Говорю: "Да, никогда ещё не арестовывали. Мне понравилось!" Говорит: "Угу, угу. Но теперь не хотите поговорить с консульством?" Я говорю: "Ну, коротенько". Из трубки: "Мистер Смит, вы целы? Что эти канадцы с вами делают?!" Говорю: "Ничего, они тут молодцы, клёвые ребята. Натаскали мне кучу стаканчиков с водой". В какой-то момент я вообще расхрабрился. Очередной раз спросили: "Всё хорошо, ничего не желаете?" И я в ответ: "А нет пончиков?" Тот: "Откуда бы у нас взяться пончикам?" Я говорю: "Вы канадцы, да ещё и, по типу, копы". "Мы уже всё съели". Ну, говорю с консульством: "Всё более чем достойно, никаких претензий и жалоб". Спрашивают: "Вас впустят в страну?" "Ой бля, забыл спросить". Спрашиваю чувака из миграционной: "А в Монтреаль-то пустите?" Отвечает: "Да-да-да. Для Канады вы представляете экономическую ценность". Я говорю: "Слушайте. Повторите, но помедленнее, хочу навсегда это запомнить. Как вы меня назвали?" Тот: "Экономической ценностью для Канады". Я: "Что это значит?" Тот: "Ну, вы приезжаете, делитесь историями из жизни, люди смеются, и такое мы только приветствуем". "А не отошлёте это моей матери в письменном виде? То-то она обрадуется: 'Я всегда знала, что ты особенный'". Типа того. А тут и наш сорвиголова, с которого всё началось. "Чую траву", -и всё такое. Подходит, садится рядом и говорит: "Разъясню вам ситуацию". "Давайте". Тот: "Штраф будет 220 долларов, оплатите -и свободны. Подпишите тут и тут". Я: "Спасибо большое, очень признателен". Тот подумал и говорит: "Ещё одно. Во время ареста я не знал, кто вы такой". "Да ну, чего вы.

Вам по уставу положено хватать всякую мразь, что везёт наркоту в Канаду. Не в чем извиняться". Тот: "Я не извиняюсь, я поясняю.

Я арестовал вас не за то, кто вы такой, а за то, что в вашем автобусе пахло травой". Я говорю: "Справедливо, справедливо. Спасибо". Меня отвели до автобуса, и мы упиздовали в Монтреаль. Тем и кончились приключения Кевина-контрабандиста. Но проблемы с законом продолжились в Лос-Анджелесе, когда меня снова чуть не загребли. Но не за траву. Вот я дома, в Лос-Анджелесе. Спальня тут, кабинет -там. Жена на диване, я на кровати, болтаем за Red State.

Я говорю: "Съёмки на носу, осталось всего ничего". Через три года после написания она наконец-то прочла сценарий. Спрашивает: "А кто сыграет Эйбина Купера?" -это пастор-злодей по сценарию. Отвечаю: "Майкл Паркс, профессиональный актёр". Джен: "Кто это?" Я: "Чел из 'От заката до рассвета'. Из охуенной вступительной сцены". "Что-то не припомню".

Я: "Серьёзно? Не зря я прикупил блюрей". У меня в комнате, напомню, 103-дюймовый телевизор. Огроменный телек, подарок от Panasonic. Иной раз подойдёшь к нему -и все киногерои размером с тебя. Как уже говорил, я заряжаю Live Free or Die Hard и встаю напротив самого себя. И плачу, ведь "тут" я толще, чем на экране. "Бля, ещё поправился". При огромном телеке родная спальня превращается в полноценный кинотеатр. И вот я врубаю вступительную сцену "От заката до рассвета". Сами всё помните. Братья Гекко. Сперва Майкл Паркс заходит в магазин, всё спокойно, он идёт в сортир, из тьмы выступают Братья Гекко: Джордж Клуни и Квентин, -угрожают продавцу: "Хоть пикнешь -уебём тёлку". Тот: "Я ничего не говорил!" Атмосфера накаляется. Возвращается Майкл Паркс, что-то говорит, Квентин стреляет, начинается ад. Перестрелка, крики о помощи, полнейший беспредел. Захват заложников превращается в бойню. Изумительная вступительная сцена. Зубодробильный Вдруг -стук в дверь. В дверь нашей спальни. Я такой: "Кто там?" Там Харли: "Это Харли!" Я: "Заходи". Жмём паузу: фильмы с рейтингом "R" мы ей не кажем. Точнее, так. Даём смотреть фильмы про слова, но не даём про дела. Мы не верим в "плохие слова". Плохих слов не бывает. Плохие слова приносят неплохую денежку. Нашей семье. Ну так вот. Харли стучит, входит в комнату. Мы на паузе, болтаем с ней. Ну, Джен болтает, а я на кровати, жду продолжения просмотра. Тут Харли начинает поглядывать в окно. Джен тут, Харли с ней разговаривает, а сама смотрит в окно. Джен ей: "Ну ты чего, отойди от окна. Пугаешь людей, как твой папаша". Харли ей: "Почему?" Джен: "У твоего отца тот же бзик. Хлебом не корми -дай в окно поглазеть: 'А чо это они там делают?'" Харли говорит: "Но там Рена с кем-то разговаривает". Я такой: "Правда? Ну-ка, ну-ка". Вылез из кровати, иду к окну, выглядываем уже вдвоём. И я вижу, как Рена говорит с полицейским. Рена -наша домработница. И вдруг полицейский поднимает взгляд на меня. А я ему: а он мне: "Вы хозяин?" Говорю: "Да". Тот: "Не могли бы вы спуститься и открыть дверь?" Я ему: "Да, а вы позвонить в дверь не пробовали?" Тот: "В дверь звонил?" Тут показывается ещё один полицейский. Говорит: "Нет, не звонил. Сейчас же спускайтесь". "Спускаюсь". Отхожу от окна, говорю Джен: "На улице коп орёт чего-то. Может статься, не так уж и вредно поглядывать в окно". Джен говорит: "Коп? С чего вдруг?" Я ей: "Мне почём знать. Попросили спуститься". А я только что притащил домой кучу еды из "Baja Fresh". "Baja Fresh" -сеть кафешек с мексиканской кухней. Харли привела домой двух подружек -они с Реной ходили в кино. И я на всю ораву затоварился в "Baja Fresh". Коп напугал меня до усрачки, но я решил: "Нельзя показывать страха, ведь я пиздец как обдолбался".

И чтобы казаться спокойным и без напрягов, я прихватил с собой ведёрко курицы. Первый признак того, что всё спокойно, это человек с ведром курицы.

Хотел произвести впечатление полной расслабленности. Накинул халат, схватил курицу. Иду открывать дверь. А у двери харлины подружки. Говорят: "Полицейские показывают на нас в окно и делают вот так так. Нам вылезти в окно?" Я говорю: "Пока нет, погодите. Сперва разберёмся". Джен: "В окно?!" Мы спускаемся по лестнице, и когда мы уже у двери, из гаража появляется Рена.

Английский язык у Рены, мягко говоря, ломаный. Я ей: "Рена, чего хотят копы?" Та: [Мексиканский акцент] "Всё ладно, мистер Кевин. Всё ладно".

Я: "Это ещё что за хуйня?" Ну, ладно так ладно. Наверно, ничего страшного. Открываю дверь. За мной жена, две её подружки -на верхней ступеньке. И за дверью моим глазам предстают два доблестных служителя закона в такой вот позе: Рука на бедре. защёлка кобуры с пистолетом -расстёгнута. Вторая рука протянута ко мне. И голос: "Сколько людей в доме?" И я себе: "Бля, я и не знал, что будет тест по математике". Говорю: "Давайте считать. Я, жена, Харли, две её подружки, да ещё Рена пришла. Выходит где-то шесть". Те: "Выйдите, пожалуйста, на улицу". Я говорю: "Конечно", -выходим на улицу. "Встаньте вот здесь". и от нас отделают детей. У дочери приступ паники: "Что происходит?" Я: "Не знаю, ты только не бойся". Коп: "Что с тобой, малышка, всё хорошо? Эти люди тебя обижали?" Я такой: "'Эти люди'?! Вы что!" Коп подходит ко мне: "Мы приехали на вызов. Из вашего дома кто-то звал на помощь, будто его держат в заложниках". Я ему: "Да вы чо! С чего бы вдруг! Я только что сгонял за 'Baja Fresh', видите ведро курицы?!" Говорю: "Дети всё утро были в кино, не представляю, кто мог позвонить". Бросаюсь на ребёнка: "Ты, блядь, копов вызвала?!" На ребёнке уже лица нет, другая девочка отвечает: "Нет, я клянусь, мы такими вещами не балуемся". Прочла на моём лице: "Не дай бог это ваши шуточки, копы-то настоящие!" Говорит: "Не-не, это не мы". Я копу: "Дети говорят, не вызывали. Я не вызывал, жена не вызывала, Рена не вызывала, а кроме нас и некому". Подходит второй коп: "Вызов поступил не из дома. Прохожий услышал отчётливые крики о помощи, вызвал полицию -и вот мы тут. Отвечайте, в чём дело!" Я такой: "Погодите. услышали с улицы?" Тот: "Да". "А вы, случаем, не братьев Гекко ищете?" "Что вы имеете в виду?" "Ребят, у меня там 103-дюймовый телевизор. Звук такой, что рвёт перепонки. Я показывал жене 'От заката до рассвета'. Оттуда вам и захват заложников, и перестрелка, и крики о помощи". Коп, что постарше, оборачивается к молодому: "Похоже на правду?" И молодой отвечает: "Да, лучшая часть фильма, босс". "Клянусь вам, всего лишь телек". Те: "Ну, вы же понимаете, что нам необходимо убедиться". Я: "Да конечно же, вы -закон". Сам думаю: "А я не забыл косяк на столе?" Ведь полицейские уже заходят в дом, говорят: "Проверим каждую комнату". И правильно: откуда им знать, что, пока мы их уверяем: "Всё хорошо!" -кто-то за дверью не держит ствол у виска второго нашего ребёнка: "Молись, чтоб не облажались". Они обязаны и осмотреть дом. И вот один из них поднимается по лестнице на второй этаж. А на втором этаже моего дома знай уворачивайся от висящих топоров. Мой кабинет непроглядным конопляным туманом.

На верхней ступеньке теряют сознание. Молюсь: "Только бы он не пошёл на второй этаж". А тот уже на лестнице. Но моя чудесная жена, которую я обожаю каждой клеточкой своего туловища, которая ебётся как фурия, а в душе чистый и светлый человек. прекрасная жена много лет назад, когда мы только въехали в этот дом, сказала: "Хочу обустроить семейную стенку". "Что за семейная стенка?" Говорит: "Будем вешать семейные фотографии в коридорах да вдоль лестницы, и по ним можно будет узнать всю нашу историю". "Чо-то влом". "Я сама всё сделаю". И я: "Тогда шикарная идея!" И я в восторге от этой стенки, обожаю убиться, а потом стоять и на неё пялиться.

Там можно проследить все этапы нашей жизни. Слава богу, жена обустроила семейную стенку. Уже на третьей ступеньке полицейский огляделся и сказал: "А, да, это его дом". Там моё ебло на каждой фотке, газетные вырезки с моим именем, Говорит: "Ложная тревога", -и спускается. А я такой: "Слава богу, слава богу, слава богу, слава богу." Коп подходит ко мне: что всё хорошо?" Говорю: "Да". Он: "Прошу прощения, стандартная процедура". Я: "Не извиняйтесь. Можете заламываться ко мне домой в любое время дня и ночи. Проверять, чтобы какой-нибудь маньяк в кладовке не засел. Обследовать унитаз на наличие акул. Полиции Лос-Анджелеса можно всё". Тот мне: "Хорошо, спасибо за сотрудничество, приносим извинения за беспокойство". Я говорю: "Спасибо, спасибо". мы закрываем дверь, Джен смотрит на меня, "Ну так вот, этот чел Майкл Паркс и будет играть в Red State". Я с удовольствием с вами попиздел, но пора и честь знать. Я ответил на ваш вопрос? Q&A -это "вопрос-ответ". Один вопрос -один ответ.

При всех злоключениях последнего года даже на свой день рождения мне было ужасающе сложно. невероятно сложно и подумать. о торте.

Узнав, что я "толстоват для полётов" я почти полностью отказался от сладостей. Из кожи вон не лезу, но стараюсь хоть чуть-чуть следить за формой. Так что, даже несмотря на сороковник, на юбилей, мне не улыбается мысль о том, как в Интернет потекут фотки, где я пихаю в пасть кусок торта. Я собирался напрочь отказаться от торта. Но потом вспомнил: в этом мире, если сам себя не почтишь, никто не почтит. Посему. Кевин попросил торт, и вот вам торт Кевина. [С сороковником, Кевин!] Спасибо, что зашли, вы -заебенная публика! за первые сорок лет, дай бог, проживём ещё по сорок! Всех вас люблю! Люблю тебя, мама! Люблю тебя, Джен! Спасибо, дамы и господа! Спокойной ночи! Одиноков Не пропустите полную DVD-версию концерта! Кевин Смит ещё вернётся.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Она в своей комнате.

Будто он стоит на дворе, раскачивая на пальце пойманной рыбой. >>>