Христианство в Армении

Там сука, а пидор тут.

Риджент Кэпитал, Молинэр, Силвер Рил, Сони Мьюзик Энтертейнмент Ю-Кей и Норзерн Айленд Скрин. Фильм Ника Хэмма. Дублин, 1987 год В ролях: Бен Барнс. Роберт Шихан. Я всегда знал, что стану знаменитым. Если бы вы сказали нам в школе, что мы, четверо, станем самой популярной рок-группой планеты, я бы спросил – а кто остальные трое? Кристен Риттер. Питер Серафинович, Стэнли Таундсенд. А также Мартин МакКенн и Пит Постлетуэйт. Я знаю, что вы думаете. Все хотят стать рок-звёздами, да? И это была не просто мечта, всё было реально. Авторы сценария Дик Клемент Ян Ля Френе и Сайман Максвелл. Оператор Киран МакГуиган. Я всё продумал. Собрать группу. Выпустить несколько новаторских альбомов. Выступить на лучших стадионах мира. Поднять самое мощное рок-н-рольное движение в Америке со времён Битлз. Вся эта жизнь постоянно крутилась у меня в голове. И это была совсем не моя жизнь. Совсем не моя. А его. Он поднимается, а я падаю. Он становится всё популярнее и популярнее. Все неудачи достаются мне, а он всегда выходит сухим из воды. Продюсеры Ян Флукс, Ник Хэмм, Марк Хаффэм, Пирс Темпест. Эй! Так, эта самая вечеринка? Да! Режиссёр Ник Хэмм.

А ну, отойдите! Отойдите! Я всегда знал, что стану знаменитым. УБИТЬ БОНО 11 лет до этого. Барабанщик ищет музыкантов в группу. Обращаться к Лари Маллену, 5-й б. Зачем ты её взял? Глаз кому-нибудь выколешь! – Я занимаюсь с мистером Роулендом. – С этим старым пердуном? Чему он тебя научит, играть «Дэнни Боя» по-панковски? Да. Может быть. Привет, Пол! Пол! Как дела! – Ларри собирает группу. – Клёво! А кто такой Ларри? – Ларри Маллен. На два года младше. – Отлично. – Классная палка, чувак! – Спасибо. Он копил на неё три года. Настоящий рок-н-рольщик, да? – Ну, иди в группу! – Им нужен певец. – Он перед тобой! Да с тобой в хоре стоять рядом было невозможно. Ты поёшь как будто тебе яйцо оторвали! И вообще, какой из тебя фронтмен, а?

А как должен выглядеть фронтмен? Извини, Нил. Ты, конечно, крут. Но это мой шанс.

Найди себе другую группу. Увидимся в чартах «Топ оф зе попс», – Я больше всего люблю «соль»! – О, извини, да. Чуваки, отойдите! Мику Джеггеру не тычут басухой в рожу и барабанной стойкой в задницу! Я сам её сделал. Прочитал о ней в журнале. О птицеводстве? Она похожа на утку с палкой в заднице. Ты на ней ещё и играешь? Ты же не умеешь! Да ладно! Господи, вы играть будете или нет? Расслабься, Ларри. У нас есть Дэйв. Дай-ка я сыграю на твоей. Я покажу что я умею! Ну, давай. Да, только… Ладно. Раз, два, раз, два, раз, два. Ну, давайте, ребята, давайте. Мы будем играть или нет? Все вместе, ладно? Ну, давайте! А что мы знаем? Мы что-нибудь знаем? Дэвида Боуи, да? – А кто слышал «Рамонз»? – «Клэш»? – А как же панк? – Да, клёво! – А «Фин Лиззи»? – Да, «Фин Лиззи» – клёво! – «Секс Пистолз» и «Дайр Стрэйтс»! – Классно! – «Токинг Хэдз»! – Ладно, беру свои слова обратно! Ладно, всё, хватит, я понял! Это Игги! Я знаю! Ну, что, сыграем? Раз, два, раз, два, три, четыре. Два картофеля фри. Ты видел, как она пялилась! Все тёлки смотрят на тебя, как будто ты сделан из батончиков «Марс». Вот что значит быть в группе, чувак! Ну, научи меня рок-н-роллу и познакомь с тёлками! Кстати, как дела? Помимо того, что тёлкам нет отбоя? Да клёво! Наконец-то всё наладилось. Нам нужен Айвен. Нам нужен твой брат на ритмуху. Он не пойдёт. Ни на ритмуху, ни на что другое.

Он со мной. Айвен играет. Я пою. – У тебя есть группа? Как называется? Как называется… Ну, она называется… «Андертейкерз». – «Андертейкерз»? Классно вы придумали. Твоя глотка это потянет! Пошёл ты! Скоро твоя рожа будет на постерах! Твоя тоже. Тёлки любят всяких волосатых прыгающих гномов! Мне так всё и сказать Айвену? Нет, нет, давай я скажу. Он же мой брат. Можешь не париться, лады? Да, конечно. Послушай, мы организуем концерт через месяц. – Не хотите к нам на разогрев? – Может, вы к нам на разогрев? Может, будем разогревать друг друга? И бабки пополам? Плечом к плечу. – Твоя группа и моя, брат! – Завоюем весь мир! Ну, а у ты как бы назвал? Может, «Братья МакКормик»? Как-то не по-панковски, папа? Как будто фолковая банда. Придётся отрастить бороды и жить в общине. Мы «Андертейкерз», мистер МакКормик. Да. Фрэнки – это Фрэнки Труп. Айвен – Айвен Мертвец. Я – Эрик Жмурик. Нет, ты Безнадёжный Эрик! А вот Кевин, он Кевик Туша.

Я хотел взять кликуху Кевин Дюрекс, но решил не расстраивать маму. Она-то знает, что такое Дюрекс, иначе ты бы не родился! – Что такое Дюрекс? – Потом расскажу. Через 6 лет. Нужны панковские ирокезы! Я сделаю их! Можно сэкономить на парикмахерской! Да, но можно обойтись без ругательств и без блевоты. Через неделю у нас первый концерт. С группой Пола, она называется «Зе Хайп». Ах, да, я чуть не пошёл к ним играть. Через неделю мы уберём их! И тогда ты узнаешь, что не зря тусуешься со своим старшим братом! Приятно видеть, что вы играете вместе. – Совсем другое звучание… – Да. Да. Новый уровень, клёво! Эй, ребята, как дела? Пол мне тут говорил про второго гитариста. И что он говорил? Мы решили не брать второго, так что… – Не обижайся, Айвен! – Нет, всё в порядке. Ещё бы! Теперь он играет в «Андертейкерз». Забудь о втором гитаристе. Почему мы на разогреве? Ты же сказал, мы будем меняться! Ну, мы же всё равно выступаем вместе. «Хайп» и «Андертейкерз». Ну, подумай сам – вы выйдете первыми и затмите нас! – Это Нил МакКормик? – Да. Да, это он. Итак, вы на разогреве, да? Играете четыре песни, потом освобождаете сцену хедлайнерам. Что? Почему он командует? Кто это? Ты кто такой? Это Пол МакГинесс, наш менеджер. Ладно, всё, у нас саунд-чек. Раз, два. Раз, два. Проверка. Ну, что, испугался? Привет, Плаггер! Пятьдесят центов за штуку. Фиолетовые – стимуляторы, зелёные – успокаивающие. Не знаю, что с белыми, но их нельзя принимать с алкоголем. Ты, что, Плаггер, стал наркодилером? Мне просто платят за то, что я толкаю товар. Что ж, и менеджер, и роуди! Проверка. Раз, два. Раз, два, раз, два. Отлично. А они клёво рубят! Барабанщик умеет стучать. У них есть даже свои песни. – Я говорю, у них свои песни есть. Мы тоже можем писать песни! И у нас есть то, что у них никогда не будет. Братство! Нил и Айвен МакКормик. Да, Айвен и Нил! По алфавиту мы как Леннон и Маккартни. Чушь! Я старше, я иду первым. Спокойной ночи! – А вы шумные ребята! – Итак, мы в прямом эфире! Ник МакКормик и его доморощенные рок-таланты, «Зе Хайп». Только что дали отменное шоу! Итак… Как вы думаете, что станет с группой «Хайп» через пять лет? Через пять лет? «Хайп» уже не будет! – Ребята, вы сегодня круто отожгли! – Дейв, ты чего? Вы сказали, что хотите заниматься этим всю жизнь? Так. Мы придумали другое название. Мы теперь «Ю-ту». – «Ю-ту»? – «Ю-ту»? Это такая… Не хотел говорить это, но звучит как какая-то подводная лодка. – Мы меняем кликухи. – Дэйв хочет называться «Зе Эдж». – Это как? Эдж Эванс или Дэйв Эдж? – Просто «Зе Эдж». – Что за «Эдж»?

И, отныне, он – Боно! Да, да, нет, мне нравится, нравится! – А я буду… Байро! – Я буду «Зе Хедж»! По крайней мере, я не буду скакать в таких очках по сцене! Дай-ка, примерю. Да ты чёртов позёр! Ему нравится. Ему нравятся очки. Честно говоря, Нил, я не понимаю половину слов, которые ты поёшь. У тебя стрёмные тексты, Нил. Ну, ты ещё скажи, что Боб Дилан стрёмный. Он же стрёмный, да? Или Леонард Коэн? – Да, очень стрёмный. Клёво, что ты заехал! И вообще, кому нужен соло-гитарист? Вот, смотрите. Что это? – Смотри! Это реально круто. – Боже, у них уже вышел альбом? – Смотри, смотри! – О, Боже! Смотри, поосторожнее. Да, но журнал «Роллин Стоун» считает их посредственностью. Это мог быть моим первым альбомом. – Мечтать не вредно! – Что? Нет, я почти попал в группу! Нет, ты просто как-то стоял на кухне Ларри. Нашёл чем гордиться! Ну, по крайней мере, я был на прослушивании! Это больше, чем ничего! Вообще, откуда ты это взял? – Я встретил Боно. У «Винил Фронтиер». Я сыграл ему наше демо. Классно. Ну, теперь он украдёт обложку или тексты к своему новому альбому, да? Он сказал, что выбьет нам контракт. Контракт! Да! Мы выберемся из гаража, братва! – Наконец-то! И ты хочешь пойти за ними? Нет. Мы не будем играть в догонялки с «Ю-ту». Ни сейчас. И никогда. Мы всё сделаем по-своему. И мы выбьем свой собственный контракт. Подожди, я не понимаю, как это сделать, Нил. Ничего, я всё сделаю сам. Да, и когда? Ты куда пошёл? Я же сказал. Я всё сделаю сам. Боже, это же фэнзин «Ю-ту» в действии! – Ты хочешь значок Боно? – Я что, идиот? Ты посмотри на это, Морин! Редкий случай увидеть нашего неуловимого сотрудника. Как твоя аллергия от работы? Найл не убедит меня своей протестантской ерундой. И я, между прочим, не притворяюсь инвалидом. Эй, между прочим, из-за этой штуки мне платят страховку. Так, где ты был, лорд Байрон? Стишки писал, наверное? Вообще-то, я был в студии, ясно? Записывал новые песни. К тому же, я уже сдал статью за эту неделю. Да, но не за эту, а за прошлую. Везёт тебе, что ты хоть писать умеешь, да? «В поиске индивидуальности в области романтических ландшафтов Адам Энт обратился к пост-панку и пиратскому имиджу в духе Дика Турпина». Мне нравится. «В области романтических ландшафтов». Да, это намного лучше «в море дерьма». Вы уже придумали заголовок? Нет, я думаю, лучшая ирландская группа уже придумала его. Что? Эти любимчики Гэри, «Ю-ту»? Это строчка Гэри проз «Ю-ту», которую ты забраковал. Привередливый ублюдок! Я всё слышу. Да, и я не хочу отдавать это дело новичку. Ну, это странно, но я… я не представляю как говорить с моими старыми школьными друзьями о том, как они круты и сколько у них тёлок, понимаешь? Да. Надо найти свой подход. Да, ещё бы! «Ю-ту великолепны». «У Боно такая клёвая причёска, да»? «Он убойно поёт», и так далее. Завидуешь, потому что никто не пишет про твою дешёвую группу. О, Боже! Нил, никаких больше демо-записей! Ты уже замучил всех, кто есть в моей записной книжке! На самом деле, нет. Я дошёл лишь до буквы П. Смотри, смотри! Я знаю владельца одного местечка в городе. И я могу пробить вам концерт, если… Если ты напишешь отчёт о концерте «Хорс Слипс». Кви про кво. Ни за что! Их певец до сих пор грозит убить меня за прошлую статью! Где этот клуб? – МакГаррети? – Пошёл ты! Пошёл ты! Ты согласился? Конечно, согласился, это же МакГаррети! – Там рождаются легенды! – А когда? – В следующую субботу. Подождите, в этот день в город приезжает Римский Папа. Римский Папа? С большой шляпой? На папамобиле? Да кому он нужен? Это всего лишь Римский Папа! Ничего интересного. Я пойду. Я прислуживаю при алтаре. Пошёл ты!

Эрик, кем ты хочешь стать через 10 лет, а? Китом Муном? Тусить с самой крутой группой в мире? Купаться в девках, выпивке и наркоте, так? Или быть жалким прислужником при алтаре, и дёргать по выходным свой тощий перец? Кит Мун умер. Послушай, Эрик. Я хочу, чтобы ты сделал выбор. Либо я, либо Господь. Не верится, что Римский Папа разрушил нашу группу! Никогда его не любил. Он не врубается в живой музон! И никто из этой толпы. Кого я вижу! МакКормики? Два отпетых бабника? Что ты тут делаешь, Плаггер? Мой босс, Дэнни Мэкин, тут главный по охране. А я разнимаю всяких дебилов. Когда они тут появляются. – Что? У мафиози Дэнни Мэкина? – Скажем так, у предпринимателя. Он разрешает мне приторговывать на стороне, врубаетесь? Так что, если что-то нужно – кокс, кислота, травка… Нет, не надо, Плаггер. Я рад, что ты хорошо устроился. А эти сосунки в Майнт Темпл говорили, что я ни хрена не добьюсь! А как там Боно и его тусня? Идут к успеху? Если б я тусил с ними, я бы тоже трахался каждый день. Эй! Слушай, а у этого Мэкина нет никакого клуба? Нет, Нил! Он нам яйца отрежет. Может, спросишь про нас, Плаггер? Устроишь нам концерт по старой дружбе? Поверьте мне, чуваки, я знаю одно место. Звёздное ранчо. Мне это не нравится. Я никогда не уезжал так далеко от Дублина. – Спасибо. – Большое спасибо. Вот это публика! Молодцы, ребята! Боже мой… Можно мне виски? Виски, пожалуйста. Чувак, ну, как ты? Было клёво! Было дерьмово! Мы облажались по полной! Может, ты бы и сам это понял, будь ты трезв. Что это было? Мой танец. Я же пробил нам первый концерт! Да. В подпольном стрип-клубе. Хрен знает где! А хозяин – известный убийца. Это мистер Мэкин, чуваки. Ну, как вам, мистер Мэкин? Безбожно, бездумно и фальшиво. Хотя, девчонок вы завели. Я удивлён, что вы вообще что-то слышали. Звук там – полный отстой! Хотите приглашать нормальные группы – купите аппарат поприличнее. Может, куплю, если найду нормальную группу. Нил, пойдём отсюда. Хотите получить долю – поднимайтесь на второй этаж. Ты, понторез. А дистрофик с дебильной причёской пусть проваливает. Это он про тебя, Айвен. Стой здесь. Господи… – Привет. – Ну, как жизнь? Отлично. – Вы что, тут принимаете ванны? – Нет, это для тех, кто меня бесит. Знаешь, мало кто говорит со мной так, как ты. Гангстеры и знаменитости легко находят общий язык. А ты что, гангстер? Уж не знаменитость – это точно. Это лишь вопрос времени. Не знаете никого, кто хочет вложить денег в перспективную группу? Что, ты знаешь перспективную группу? Ну, вы же видели наше выступление. Просто публика была не та… А с хорошей публикой и хорошим аппаратом мы… Знаешь, в перерывах мои тёлки идут перекурить, погадать кроссворды.

А сегодня они пялились на вас. Чаю, Плаггер. Вот видите! На музыке можно сделать денег. И никого при этом не надо хоронить. Вот, посмотрите на «Ю-ту». Наверняка, вы бы хотели взять их себе, пока юристы их не перехватили? А мы будем популярнее их. Да, ты выглядишь приличнее этого Боно. Тут ты прав.

Спасибо. Но всё-таки, вы вложите в нас деньги? – 5 тысяч. – Лучше бы 10, конечно. Можно и 10. Но тогда 25% – мои. Я так просто не соглашусь на 25%. Ты что, торговаться решил? Ладно, 10. И билет до Лондона. Даже два билета. Тебе и этому тощему придурку. И запомни – обманешь меня… я убью тебя. Итак, попрошу внимания! Все проснулись! У меня важное объявление. Я увольняюсь. Я еду в Лондон и стану известным на весь мир. Ну, не надо. Не плачь. Она не по тебе плачет, идиот ты чёртов. Участник Битлз убит. Что? Что случилось? Кто это сделал? Какой-то унылый псих-одиночка.

Вот она – быстрая слава, да? Просто нажми на курок. Помнишь, как ты слушал старую отцовскую пластинку «Эбби Роуд»? Самые первые песни, которые ты разучил. Да. Но теперь хочется всё бросить? Нет. Просто я понял, как коротка жизнь. Я устал сидеть и ждать, пока случиться какая-то хрень. Надо всё сделать самим. Надо выбраться. Переехать в Лондон. Что? Кто тебе подал эту идею, Нил? – Скажи, а почему не попробовать? – Потому что мы на мели. Нам хватит до тех пор, пока мы освоимся в Лондоне и начнём зарабатывать. Я заготовил много статей для «Хот пресс».

Ну, хорошо. А у меня есть девушка. В Лондоне полно тёлок! Как пить дать! Так, слушай. Как насчёт предложения Боно? Мы что, тупо откажемся?

Если Боно считает нас крутыми, он нам не нужен. Да, это хорошая мысль, Нил! Мы пойдём напрямую. К мэйджорам. «Атлантик», «Коламбия»! – Братья МакКормики вместе! – Ну, хватит! Что за чушь? Ты хочешь, чтобы я всё бросил и попробовал только потому, что ты так решил? Ну, знаешь, нам и здесь неплохо. – Неплохо? Нет, хреново! Знаешь, что напишут на твоём надгробии? «Здесь лежит Айвен, ему было неплохо». Останься здесь, и ты всю жизнь будешь гадать: а что бы было? И вообще, ты всегда будешь использовать лишь 99%!

Что это за чушь? Ты сам это придумал? Нет. Но есть группы, которые ничего не добились. Кладбище рок-н-ролла. Либо прорыв, либо твои кости попадут в ту же кучу. Да, я прошу тебя всё бросить и начать с чистого листа. Поверь мне, брат. Мир ещё не знает этого, но в ирландских водах завелась крупная рыбка! «Ю-ту», октябрь. – Эй, вон он! – Идём, идём. За мной. – Ну, вот. – Как моя причёска? Нормально? Да. Нормально. Студия «Божество». Видите ли, все попсовые песни – про фантазии о сексе с красивой женщиной. Или о сексе с красивой женщиной. Или о воспоминаниях о сексе с красивой женщиной. А эта песня – про изнасилование. На первый взгляд, да. А вообще она про экзистенциальный страх. Ну, как бы то ни было, её трудно будет продать в «Топ оф зе попс». В прочем, об этом позже. Так, вы подпишете с нами контракт? Ну, посмотрим. Просто музыкальный бизнес очень переменчив. Это словно гарем, полный красивых людей, которые трахают друг другу мозги. А вокруг – тысячи уродливых, бездарных козлов, которые так и лезут, чтобы урвать себе кусок славы. красивые люди. Хотите попасть в мой гарем? Да, да! Очень хотим, да! Ну, тогда ладно. Да, да, да… И пишите такие песни, чтобы детишки не лазили по словарям. И даже ни намёка на изнасилование! Это плохая идея. И это… «Братья МакКормик», смените название. Звучит как дешёвая фолковая группа. А теперь идите! Назначьте встречу. В следующий раз подпишем контракт! Ну, я же сказал, что в Лондоне будет всё просто! Это было проще, чем взять простой пирожок на простой улице… … который раздают вместе с «Простой газетой».

Иди сюда, красавец. У нас будет контракт! У нас будет контракт! Да! Итак, запомните мои правила. Никаких наркотиков. Хотя, можно расплатиться ими вместо денег. И никаких незаконных оргий. Без участия хозяина. – Да, уютно. Идеально для репетиций. Так вы рок-звёзды. Я так и знал. Я снимал много таких ребят. А это разрешено в этой стране? В перерывах между съёмками. А, так вы фотограф? Бывший. Теперь я просто старик. К сожалению. Но я прихорашиваюсь для потомков. Не больше одной вечеринки в день. И, кстати, вы должны привыкнуть к моим вечеринкам. Скажите, вы давно вместе? Ну, они уже четыре года вместе. Собрали группу ещё в школе. Не «Ю-ту», идиот! А мы… Мы вместе с самого детства, Карл. Да, это очень долго. Да, наверное. Мы… Отойдём на минутку. Сейчас! Тут так классно! Мы тут такое устроим! Здесь нет мебели. Это чёртова фабрика. И он какой-то стрёмный. Кажется, он хочет мне присунуть. – Правильно. Ему нужны особые жильцы. Мы можем воспользоваться этим. Надо лишь… Что? Отрабатывать натурой? Нет уж, Нил! Нет, серьёзно, если так – я поехал домой. Ладно, ладно. Я скажу ему. – Ну, давай. Давай. – Я скажу ему. Скажу. – Привет, Карл! – О, привет, Глория. Это Глория. Моя соседка. Мы согласны! Ребята, ребята. Вы только посмотрите на них! Кажется, кто-то украл весь реквизит балета Спандау? – Глория. – Привет, Карл. Познакомься с нашими соседями. Привет, соседи. – Вы американка? – Как ты узнал? По акценту? Извини. Это Айвен. Иногда он ведёт себя как деревенщина. А это Нил. Иногда он ведёт себя как придурок. Глория крутится в ваших кругах. Она истинный панк-рокер! – Так, вы играете в группе? Хорошо. Теперь понятно, почему на вас такие костюмы. – Это не костюмы. – Нет, мы всегда так одеваемся. Эй, Айвен. Иди-ка, принеси пивка. Да. Идём, тигр. Надо тебя познакомить с моими гостями. Да, иди, тигр. – Ребята, познакомьтесь с Айвеном. – О, привет! – Привет, девочки. Как дела? – Айвен, забудь про девочек. Это мальчики. Это Мервин. Джошуа. Рафаэль. А, вы уже знакомы. Гвен, милая! – Так, ты панкуешь? Ну, так сказал Карл. И ещё я видел у тебя майку. Не эту. Раньше. «Рамонз». Классная группа, классная! Извини. Ты удивилась, что я вспомнил о майке? Хочешь нюхнуть, милый? О, спасибо, милый. Бодрит, правда? Глория. Что ты вцепилась в парня? Пускай походит, освоится. Я всем говорю, что они – вторые «Ю-ту». Только выглядят получше. И геи. О, голубые «Ю-ту» – в этом что-то есть. Правда, Нил? Ладно, Карл. Он твой. Я всё равно ухожу на спектакль. О, Глория. Оставь тебя на минуту без присмотра – и ты уже нюхаешь кокаин на гей-вечеринке! Что бы мама сказала? Я понимаю… – Как ты думаешь, у него ещё есть? – Да. Да. Мы скоро запишемся в студии! Снимем видеоклип! Там будет такой огромный замок, весь в снегу. А мы там будем танцевать голыми! На нас будет только мех! И все вокруг будут танцевать! И думать о сексе друг с другом! Нет, подожди, не думать, а заниматься сексом друг с другом! Ты, я, все вокруг – всё в белом. Чёрт, смотри, они сосутся! Эй, отстань от неё! О, чёрт возьми! Слушай, давай выключим свет? Надеюсь, секс того стоил, потому что мы опаздываем на подписание контракта. У меня что-то сердце болит. Я немного волнуюсь из-за кокса. – Я какой-то перевозбуждённый. – Да заткнись ты! Здрасьте, а где Хэммонд? Вы – новые владельцы?

Нет, нет, мы не новые владельцы. Мы МакКормики. Мы – новая группа Хэммонда, мы договорились подписать контракт. Хэммонда нет. Уволен. Истратил все деньги на «Каджагугу». Я – новый Хэммонд. – Нет, нет, нет, нет, нет. И что он сказал перед уходом? Дай-ка вспомню. «Я засужу вас и обдеру до нитки»! А потом он расплакался. Это было жалкое зрелище. Да, но он сказал вам про контракт, да? Да, и про залог в 50 тысяч долларов. О, да, слышу звон, да не знаю, где он. – Тысяча – это более реалистично. – Что? Тысяча? – Вот что я вам скажу. Вы будете классно выглядеть перед камерой! Мы снимем вам клип в духе Дюран-Дюран. Да, клёво! Мы отправим вас сниматься на Луну! Что? Правда? Нет. Неправда. Я скажу почему я никогда не подпишу вас на своём лэйбле. Вы похожи на пару свихнувшихся гадалок с цыганской ярмарки. А Хэммонду вы понравились. Поэтому, я вас ненавижу. И я не подпишу вас даже если вы заплатите мне сто тысяч и отдадите свою мамочку в придачу! Не бейте! Не бейте нас! Вы не посмеете выкинуть самих братьев МакКормиков! Слышите? Я объявляю войну! «Ю-ту». Война. Нил МакКормик. Нил, я еле дозвонился! Ты слышал новый альбом «Ю-Ту»?

Да. Да, клёвый. Хотя «Триллер» не переплюнешь, да? Вы сказали мистер Мэкину, что вы круче них, а пока вы ни хрена не сделали. Шэрон, ты опоздала! Он хочет вернуть бабки, иначе вам кранты. Говорит, что с вами самый большой денежный геморроид. Геморрой, Плаггер. Не геморроид, а геморрой. Но я всё улажу.

Всё будет в порядке. Вот и улаживай! Не заставляй меня искать вас, Нил. Я ненавижу летать на самолётах. Да, да, я тоже тебя люблю. Пока. – Кто это был? – Мама звонила, передаёт привет. Убери все эти письма с отказами. Только настроение портят! Ну, сегодня их всего пять. И открытка от Боно из Флориды. Они только что отыграли 48 концертов в Америке. И вот, ещё. Прикинь? Они курили сигары в Вегасе с Синатрой. Мы приехали покорять музыкальную индустрию. И были посланы всеми лейблами в городе. Напоминаю, что это не догонялки с «Ю-ту». Хорошо, потому что они бы нам точно надрали задницу. Ну, брось! Мы – попсовики, они – рокеры. Нет. Они рулят, а мы сосём! А теперь мы ещё и в долгах! Я удивлюсь, если Карл не выгонит нас! – И я ему свою задницу не продам! – Мы можем заработать денег. Где? Откуда всё это? Накопления. Ты сказал, здесь всё будет по-другому. А в итоге те же яйца, только вид сбоку! Мы променяли группу на чёртов магнитофон! Может, посмотрим правде в глаза и уедем домой? Мы не можем уехать сейчас. Мы только начали. Только начали? Мы топчемся на месте! Который месяц! Мы в тупике! И это большая ошибка. Нужно, чтобы нас увидели живьём. Вместо того, чтобы самим ходить на всяких уродов, надо, чтобы уроды шли смотреть на нас. Надо собирать группу. Откуда мы возьмём музыкантов? Раз, два, раз, два, три. Стоп, стоп. Стоп! Привет, Глория. Глория, это моя новая группа. Группа, это Глория. Не мог бы ты убавить звук на пару тысяч децибел? А то мне в соседи «Напалм Дэт» не нужны! Эй, Глория, а ты разве не поехала на гастроли? Давай, помогу. Давай. Моя компания обанкротилась, так что, нам придётся уживаться без оглушения друг друга. И без убийства. Ты уж прости нас, Глория. Мы постараемся потише. Ты не уезжай. Нет, уеду. У меня собеседование. Ну, потренируйся на мне. Чего ты хочешь от работы? – Ты мне не босс, Нил. – Ну, давай.

Ладно. Я не знаю… Как и все – удовольствия, денег. Как насчёт работы, которая совмещает удовольствие, деньги и твою любовь к музыке? К чему ты клонишь? Если ты не терпишь наш шум, может, присоединишься к нам? Я не пойду в твою группу. Нет, но ты можешь стать нашим менеджером. Ты что, прикалываешься? Я и так опаздываю! Нет. Ну, ты же знаешь все расклады, а раз с театром не вышло, может, поможешь нам? Мы сложим наши неудачи и сделаем вместе что-то не такое уж отстойное? – Заманчиво! – Нет, серьёзно! Тебе нужна работа, нам нужна помощь. Мы созданы друг для друга. 10% – твои! 10% от нуля – это ноль! Отлично! Видишь, ты умеешь считать деньги. И раз ты работала в театре, ты знаешь, как общаться с людьми. В музыкальном бизнесе всё по-другому. Ну, сразу пойми, что все они сволочи, так что, иногда будешь приятно удивляться! Соглашайся. У твоей группы есть название? Ну, мы выбираем между «Чиз Грейтерз» и «Леди Гарден». Ого! Да вам и правда нужна помощь. – Я подумаю, ладно? – О большем и не прошу. Вы же самый крутой лэйбл в городе. Неужели вы не слышали «Шук ап»?

Вам надо послушать их новый материал! Ладно, поговорим за ланчем. Что ж, звучит довольно неплохо. Очень неплохо, но нужна искорка. Нужны танцы! Неплохо. Слушай, не надо терзать себя после каждого концерта. Я это уже видела. Пойми одну вещь: успех за один вечер – это миф. Да? Тогда как ты объяснишь это? Миллион проданных альбомов. Миллион. Это население небольшой страны, и все прыгают от счастья, насколько они круты! А мы продали десять. Ну, и что с того? Они делают своё дело, вы делаете своё. В чём проблема? Я не пустил Айвена в группу. – В какую группу? – В эту группу. В «Ю-ту»? Боже, Нил. Но как?

Ну, мы все росли вместе. Они хотели его позвать. А я отказался за него. А ему соврал. И он до сих пор не знает. Ну, ты сволочь. Они тогда не были знамениты. Я думал, мы станем круче их. Поэтому нам нужно больше, чем просто быть в порядке. Нам нужно стать по-настоящему крутыми. Очень, очень крутыми. Чтобы я мог посмотреть ему в глаза и сказать: ну, ты рад, что остался со мной? Ты же любишь его? Но и совесть тоже мучает… Ты же знаешь, мы, ирландцы, славимся этим. А ты почему ушла из группы? Мой бывший парень забрал её. Как квартиру при разводе. Он забрал группу, а я – свою прежнюю жизнь. И мне повезло больше. Ты была в группе со своим бывшим парнем? Типа Сонни и Шер? Нет, скорее как Сид и Нэнси. И когда он вернулся в Нью-Йорк, я поклялась, что больше не выйду на сцену. Но я редко сдерживаю обещания. Ты зайдёшь? Это прихоти рок-звезды или ты не хочешь переспать со мной? Так, ты споёшь про меня песню? После этого – хоть целый альбом! Трудно найти рифму к имени Глория. Вообще-то уже есть песня «Глория», но её написал не я. – А кто? Группа «Шук ап». Сингл «Притворись мертвецом». Заходите. Садитесь. Можно сделать её хитом! Да, конечно! В хороших руках. Я отдам её Роду. Роду Стюарту? О, Боже! Это же классно! Тебе не нравится Род? Род велик. Род – бог.

У Рода Стюарта была клёвая группа «Фэйсез». Но меня бесит, что он поёт «Думаешь, я сексуальный»? и живёт в особняке на Беверли Хиллз. Хватит, Нил! Если что – скажешь это ему в лицо. У нас в карманах нет даже денег на дорогу домой. Я для нас стараюсь! Ладно, ладно. Я понял ваши мысли. Вы не хотите, чтобы мажорный рокер лез в ваше искусство. Барри Манилоу? Сосунок Барри Манилоу? Манилоу Шманилоу. Боже! Мы только что отказали Роду Стюарту! – Он козёл.

– А мне плевать, что он козёл. Он богатый успешный козёл с кучей хитовых песен и стройных блондинок. Если от этого он козёл, тогда я тоже хочу стать козлом! Послушай, урод! Весь этот бизнес строится на грязи! Хэммонд!

Грязные контракты. Грязные деньги. Грязные людишки. И ты – самый грязный из них! Хэммонд, что ты тут делаешь? – Мы знакомы? – Да, да. Ты звал нас в свой гарем. Ну, мы «красивые люди приходят, уроды уходят». – Я Нил МакКормик. – Братья МакКормик. Помнишь? Да! Фолковые ребята с песней про изнасилование! – Да, да! – Кстати, вы мне понравились, да? – Да, ты сказал, что понравились! Ладно. Встретимся внизу через минутку. Ладно. Нил. Да пошёл ты! Что произошло, чёрт возьми? Ты предложил нам контракт, а сам слинял? Да. Ну, не знаю. У меня возникли разногласия с этими придурками. Но теперь у меня свой лэйбл, так что… Свободный полёт, свободная любовь, свободный агент. Да? А вы всё поёте фолковые песни? Нет. Нет. Мы играем в духе «Ю-ту», но только более хитово. А я видел вас живьём? Ну… нет. Вы назовёте меня старомодным, но я никому не предлагаю контракт, не посмотрев на них в живую. Понимаете, я должен услышать и сказать «ого»! Вторая суббота июля. Будет круто! Такого концерта ты в жизни не видел! Ну, ладно. Это здорово. – Вот моя визитка. – Спасибо! – До скорого! – Я очень рад. – Ну, ладно, давай. Классно, классно, да. Классно. – У меня что, была галлюцинация? – Нет, это правда было. Смотри! Мы сделали это! Сделали! Да! Подожди-ка, подожди. Мы пока ничего не сделали, а ты обещал «мистеру Может Быть» лучший концерт в его жизни. Да ты не грузись, прорвёмся! Думай лучше о музыке. А я позабочусь об этом. Здравствуйте, дамы и господа. Добро пожаловать в Дублин. Все пассажиры, которые желают поехать в центр города, следуйте указателям, и у главного входа терминала вы увидите такси… Боно и команда клёво себя чувствуют? Правда? Наверняка, ты ничего не слышал о них в Лондоне? Это как отдельная страна. Надеюсь, у вас есть хорошие новости для мистера Мэкина. Я поручился за вас, так что, моя башка тоже на карте.

Что ты делаешь?! Боже! Это пистолет? Зачем тебе пистолет? Какая работа без пушки, а? Вы в порядке, девочки? Это – будущие «Ю-ту». Нил МакКормик. Рок-звезда и всё такое! Твой друг Боно покоряет мир, а ты не можешь покорить даже свои волосы. Причёши ещё немного, милая. Так, что ты можешь показать мне вместо денег?

Ну, мы нашли того чувака с лэйбла, Хэммонда. И он очень, очень хочет предложить контракт, но сначала он должен увидеть нас живьём. Так что, нам нужно немного денег, чтобы организовать концерт. А где мои 10 тысяч? Ну… мы вели переписку. 10 тысяч ушло на конверты? Не надо парить мозги, мальчик. Ты стоишь с протянутой рукой, хотя и так должен мне кучу бабла. Чтобы заработать деньги, надо потратить деньги. Может, проще тогда ограбить банк? Извините, мистер Мэкин, я не могу контролировать прессу. Жалкие ублюдки. Дай им волю, они бы пришили мне все преступления отсюда до Корка. Надеюсь, моя бедная мама не читает эту дрянь. Я уже стал притчей во языцех. Как Мэриголд. Как Гувер. Пока ты рвёшь задницу, пытаясь добиться славы, у меня славы больше, чем у вас вместе взятых. Но у меня проблемы с репутацией, с бабками и с вами. Что если я потребую должок? Мы не можем заплатить, так что… Так, что? Наверное, вам придётся убить меня. Господи, Нил, я не итальянец. Я не буду убивать тебя… Пока. Сначала верни должок. А твой труп мне не поможет. Я дам тебе бабок на концерт. Но с одним условием. Я не буду петь Вэна Моррисона! Я приеду на вас посмотреть. Мне не помешает смена обстановки. И мне нужны ви-ай-пи места, мать твою! О, чёрт, какой кайф. Братва! Зацените это! Концерт группы «Шук ап». 13 июля 1985 года. – Клёво! – Классно! – Ты похож на тёлку. – Смотри, какой у меня хаер! Я организовал концерт в лучшем стадионе города! Чёрт! Это клёво! Слушай, чувак, а кто за это платит? Я знаю, что ты ездил в Дублин. Ты не говорил, но я видел билеты. Надеюсь, это не отец дал денег? Это Боно. – Правда? – А кто ещё мог дать денег? Эй, правда, клёво? Мы устроим Хэммонду такое шоу, что он не сможет нам отказать. Минутку, это кто, Боб Гелдоф? – Вруби звук. Среди звёзд, заявленных на концерте «Лайв Эйд» на стадионе Уэмбли – «Зе Ху», «Куин», Дэвид Боуи, Элтон Джон, Стинг и «Ю-ту». – Где это? Ожидается, что концерт, который состоится 13-го июля, увидят по телевизору миллиард человек. У нас же в этот день тоже концерт! Я скажу тебе, что это будет за шоу! Ты просто идиот! Ты дебил, кретин, болван, тупица! Ты чего? Эй, подожди. Ты знаешь Боба Гелдофа? Он из Ирландии. Да, Боб Гелдоф из Ирландии. Надо звякнуть ему: «Привет, Боб. Я слышал, у тебя крутой концерт с кучей звёзд, да? Для голодающих детей в Африке?

У нас тут тоже намечается концерт в Кэдмене, не мог бы ты передвинуть свой на недельку»?! – Ты дико лоханулся, Нил. – А чем я виноват? Да ты по жизни виноват!

Ты гений в принятии дерьмовых решений! Ты устроил концерт в день приезда Римского Папы. И теперь ты забил дату одновременно с самым большим концертом в истории! Ты отказался от помощи Боно с контрактом. И упустил шанс продать наши песни Роду Стюарту. Ладно, ребята, успокойтесь. Мы поменяем дату. 20-е июля. Здесь, в Лондоне для вас выступит группа, чьё сердце – в Дублине, в Ирландии. Душой они вместе со всем миром. Группа, которая всегда без проблем говорила что она чувствует. Ты смотри, сколько там народу… Мы ирландская банда. Мы родом из Дублина. Как и в любом другом городе, в нём есть что-то хорошее и что-то плохое. Эта песня называется «Плохой». Нам надо готовить свой концерт, слышите? Поехали! Раз, два, раз, два, три. Давайте, ребята! Классно! О, смотрите, Нил идёт! Я всё скажу. Ну, что, мистер Хэммонд, как вам концерт? Мне нравится ваш стиль. Хорошая смесь рока, баллад, электроники, кельтских мотивов… Космических. Оргазмических. Новые звёзды зажглись на небе. Я так не кайфовала с тех пор, как впервые увидела Стинга.

Это моя жена, Дэниель. Безумная фанатка «Зе Полис». Клёво, ребята. Иди-ка лучше, выпей ещё пару коктейлей. Мы всё думали, кого же вы нам напоминаете. Точно! О, извините. А вы кто? Их священник. Здравствуйте, вы мистер Хэммонд, да? Да, правильно. Так, что вы думаете? Какого чёрта он тут делает? Так, решил приехать, поддержать земляков. Какая поддержка от этого чёрта Дэнни Мэкина? Мартин! Отец Мартин из местного прихода. Приехал осветить концерт. О! Как мило! Приятно иметь Господа на своей стороне. Заручиться его поддержкой в этом грязном, дерьмовом бизнесе. Извините, отец. Так, ты принёс контракт? Потому что я принёс ручку. Ну, что ж… Дэниель, мы подпишем эту молодую группу на нашем новом лейбле? По-моему, они молодцы! Девушкам очень нравятся.

Наверное. Ты же не хочешь упустить шанс, а завтра прочесть о них в «Роллинг Стоуне»? Кусая локти, что в своё время не принял правильного решения? Вы же достаточно увидели, чтобы всё решить? Вы так думаете, да? Но я не вкладываю деньги так, легко. Способны эти парни покорить мир или нет? Я не знаю. Вы можете объяснить успех «Фрэнки гоуз ту Холливуд»? Я – нет. Мне даже музыка не нравится. Мистер Хэммонд, можно поговорить с вами наедине? Вы не против? Это не займёт много времени. Двое мужчин могут зайти в одну кабинку только по двум причинам. – Это не первая причина. – Хорошо. Слава Богу. Что мне нравится в католической церкви – что вы умеете наслаждаться жизнью. – Кто угощает – я или вы? – Нет. Я достаточно согрешил. Я хочу, чтобы мои мальчики добились успеха. – Наставление от священника? – Нет. От Дэнни Мэкина. – А кто такой Дэнни Мэкин? – Кто такой Дэнни Мэкин? Я скажу тебе кто такой Дэнни Мэкин. Он – ответ на твои молитвы. Он может воплотить все твои мечты. Он может стать твоим эротическим сном, а может – самым худшим кошмаром, мать твою! Я оторву тебе голову и насру туда! Понял?! Добро пожаловать на лейбл. Да!! Да!

Спасибо, спасибо, спасибо. «Шук Ап» в турне. Шлите открытки с каждого концерта. Со всеми подробностями. – Без проблем. – Спасибо за всё, Карл. Не волнуйся, как будем выступать на Уэмбли, мы пробьём тебе «ви-ай-пи». Я заставлю вас пожалеть об этом. Итак, мальчики, послушайте одну умную мысль от старика на дорожку. Запомните – мужчина ценен тем, что в нём остаётся, когда уходит слава. Да, ещё вот что. Чем больше секса, тем лучше. С этим никаких проблем, Карл.

Я люблю тебя. – Спасибо, Карл. – Удачи. – Я возьму трубку. – Да забей ты! Вдруг это мама? Ну, пока. Ты можешь бежать, но тебе не скрыться, МакКормик. Я видел тебя на «Топ оф зе попс». Да, там был приличный ирландский контингент. Одни ушли – другие пришли. Каждый день видя тебя по телеку, я готов был убить тебя, чтобы занять твоё место. Убить Боно? Я знаю пару человек, которые одели бы майку с такой надписью. Я уже её надел. Кстати, ты где? Округ Вашингтон. Лежу в отеле, рука в повязке, пью лечебный бурбон. Ясно. Дай угадаю.

Опьянённый славой, ты решил, что умеешь летать. Да, ты угадал. Прыгнул со сцены, повредил сустав. Так, ты хочешь, чтобы я подменил тебя в «Ю-ту»? Ну, ладно. Ловлю на слове! Не совсем. У меня есть предложение – не хотите к нам на разогрев в Дублине? Да пошёл ты, шутник чёртов! Что, разогревать «Ю-ту»? Да, мы играем в «Кроук Парке» в конце июня. Мы решили поддержать местные банды в этом туре. Получается, фактически вы поддержите нас, так? МакКормик? Послушай, мы поддержим друг друга. Как в старые времена. Да, послушай, Боно. Сейчас у нас свой тур. Пару концертов в Британии и Европе. Мы же тоже подписали контракт, ты в курсе? Что ж, поздравляю! Я не сомневался в твоём успехе. О, спасибо. В общем, ты назовёшь меня сумасшедшим, но этот успех дался нам непросто, поэтому мы лучше сыграем для пяти сотен своих фэнов, чем для пяти тысяч твоих, понимаешь? То есть, ты отказываешься? Ладно, мне пора, Нил. Созвонимся. О, ну, наконец-то! Кто это был, кстати? Мама. Она пожелала нам удачи. Смотри, какой автобус! Только один концерт. Группа «Шук-ап». Ш-у-к-а-п. Шук-ап. Нет, не шат-ап! Чёртов акцент! Вы, наверное, Уилл Хэммонд? – Гэри Хэган. «Хот Пресс». О, привет, Гэри! Спасибо, что так оперативно прибыл. Здорово, здорово. Вы что, шутите? Я был рождён, чтобы рассказать эту историю! Извини, дорогая. Меня многое связывает с МакКормиками. Мне 14 пригласительных билетов! А по поводу связи с «Ю-ту» – да, эта история наделает много шума! Какая связь с «Ю-ту»? Гэри? Теперь я знаю, что мы добились успеха. «Хот Пресс» приехали! Я бы ни за что на свете не пропустил это, Нил. Ты же – часть великой истории. Да, спасибо. А в каком смысле «часть»? Ну, как же? Две группы, связанные одной пуповиной! Одна уже на Олимпе, вторая ещё карабкается вверх. Можно ближе к делу? Неужели надо воспевать «Ю-ту» в каждой статье только потому, что мы из одной страны? Ну, идёмте, ребята, пора на сцену. Интервью – потом! Но о «Ю-ту» – ни слова! Айвен, а ты? Ты расскажешь про «Ю-ту»? Нил прав. Мы росли с ними вместе, о чём ещё говорить? О, я не знаю. Ну, хотя бы о том, что ты мог стать их пятым членом. Нет, это чушь. Это просто пустая болтовня, и ничего больше! Но ведь не с проста же болтают? Я ездил с ними в тур. Боно сказал, что хотел взять тебя в группу. Что, Боно сказал это? Да. А Нил отказал ему. Сказал, что тебе семья дороже. Спасибо. Спасибо, большое спасибо. Нил сказал это? Прошу, брат. Выходи. Пошёл ты, Нил! Отпустите меня! Я убью его! Отпустите меня! Что происходит, мать вашу?! Отпустите меня! Родной брат предал меня! Из-за тебя мы столько лет жили на складе и жрали консервы! А я мог бы играть в лучшей группе мира! Отвали! Кто тебе сказал, Айвен? Гэри сказал! А ему – сам Боно! Хочешь сказать, что это ложь? Нет, ну, скажи правду! Мы были подростками. Это было десять лет назад. Что ты хочешь услышать? Извинения? Да. Да. Я хочу, чтобы ты извинился.

Извинился за все предложения от лэйблов, которые ты отверг в ожидании «крупного дела». За то, что всё, к чему ты прикасался, превращалось в дерьмо! За то, что ты принял худшее решение в моей жизни! Так вот, мне не жаль, Айвен. Послушай меня. – Да пошёл ты! – Успокойся. Послушай.

– Да пошёл ты к чёрту! – Успокойся! Мне не жаль! Мне не жаль, потому что я знал, что мы всё равно прорвёмся. Мне не жаль, потому что все ошибки, которые я совершал, привели нас сюда! И мне ничуть не жаль, что мы «Шук-ап», а не «Ю-ту». Послушай. Ты слышишь? Эти люди ждут нас, Айвен. Надеюсь, вы не распадётесь, а? А? Ну, здорово! Здорово! Это ты виноват! Идите на сцену, идиоты! Это ваш концерт! Всё, я иду объявлять о вашем выходе. Раз, два. Привеет! Привет, меломаны! Ой, ой, не гоните меня, я учился в Итоне.

Итак, встречайте «Шук-ап»! Давай, на сцену! Давай! Позёр проклятый… Ты же отвечаешь за прессу. Ты могла им запретить? Зачем? Это же благо.

Нил, эту прессу не купишь ни за какие деньги. Не купишь? Да я бы заплатил, чтобы скрыть это! Это тебе не поможет. Я пью в пустом автобусе. Из-за этого… Из-за тебя. Я не мешала Айвену попасть в «Ю-ту». Но ты рассказала об этом всему миру! Нил, успокойся. Думай о хорошем. Группа не разговаривает со мной. Мой брат ненавидит меня. Если это хорошее, мне это не нужно! Всё бывает. Надо идти дальше. Сегодня ты снова будешь на сцене, девочки будут визжать… Дэниель, у меня есть девушка. Верная рок-звезда. Это что-то новенькое. Не волнуйся, я никому не скажу. Кстати, где она? Занимается делами поважнее, наверное? Ну, зато я здесь. Переспать с женой босса. Прекрасные перспективы для карьеры. Конечно. Ты же далеко пойдёшь, да? Я хорошо знаю своё дело. Я не сомневаюсь! – Ты видел, как я на тебя смотрю? – Да, и твой муж тоже видел. Я позабочусь о нём. И о тебе я тоже позабочусь. Всё, что тебе нужно это присмотреть за мной. Спасибо. Вы договорились выйти на бис? – Да, «кинин оф эген». – Да, «грейт бийонд». – Я не буду играть это дерьмо! Опять ты это сделала, шлюха проклятая?! Уилл, прошу тебя, это в последний раз! Не устраивай скандал, пожалуйста. Ну, Стинг – это я могу понять. Но Нил МакКормик?

– Проблемы?

– Ах ты, похотливый сосунок! В чём проблема? Что-то с контрактом? Твой парень трахает мою жену. Да… Я думал, ты уже совершил все ошибки, которые возможно. это уже перебор. я просто… Ты правда занимался сексом с женой этого мужчины? Ты сам сказал, чтобы мы были с ней поласковей. Вот, гляжу на тебя и мне так хочется сделать с тобой что-нибудь ужасное. Подожди. Ты же не бросишь нас? Нет! Мы же только начали! Ладно. В хороших группах царит демократия.

Итак, проголосуем. Кто против того, чтобы я выгнал Нила на хрен из группы? Похоже, ты в меньшинстве. Ладно. Чья очередь бить тебя? Ты уже отметился. Итак, остались я и… Раз, два, раз, два, три, четыре. Глория, постой! Прости меня! Не беспокойся, Нил. Зачем быть рок-звездой, если ты не можешь трахать всё, что движется? – Я не хотел причинить тебе боль. – Да? А я хотела! Да, и тебе это удалось. Мощный был ударчик… Знаешь что? Дело-то даже не во мне. Ты сам постоянно портишь себе жизнь. Идите, я скоро подойду. Боже, Нил, ты что, бухал всю ночь? Ты хочешь поехать с ними? А ты что думал? Пойдём со мной. Куда? Обратно в подвал? Ещё несколько лет жить на сигаретах, чипсах и отказах лейблов? Нет. Нет, всё будет по-другому. Теперь нас знают. Люди говорят о нас. Слушают нас, любят нас. Не тебя. Не меня. Нас. Хозяин лейбла ненавидит тебя и желает, чтобы ты валил к чёрту. Думаешь, это моя проблема? Ну, и что? Это временный вариант. Если мы ему не нужны, мы найдём новый лейбл. Ещё лучше! Да послушай ты! Боже! Ты всегда прёшь напролом, да? Думаешь, иначе мы смогли бы зайти так далеко? – Так далеко? Я мог играть в «Ю-ту». Я должен был играть в «Ю-ту»! Ты и так долго меня водил за нос! Я думал, мы оставили всё позади. Да, позади, впереди, это везде, куда бы я ни посмотрел! Это целая жизнь, Ник, и я хочу её вернуть! – Не бросай меня сейчас. – Ты сам себя бросил! Айвен! Чёрт побери… Альбом «Древовидная юкка» скоро в магазинах! Самый главный неудачник шоу-бизнеса дома? Ну, брось! Я знаю, он в Дублине. Я зайду, ладно? Да, проходи. МакКормик? МакКормик! Привет, вы звоните в Темпл Хилл. Оставьте своё сообщение. О, чёрт! Да, привет, Боно. Это Нил. Я слышал, ты вернулся из Штатов, вот, я решил тебе позвонить. Я тут подумал на счёт твоего предложения и понял, какой я идиот, что отказался от выступления на таком большом концерте. Я просто с ума сошёл, честное слово! Я всё решил, и я буду рад сыграть с тобой… Ненавижу природу! Нельзя ли побыстрее? Это самая депрессивная водная сцена на свете. Вы можете объяснить, почему вы так хреново отыграли вчера? Слушай. Ты хочешь сказать, концерт был хреновый? Даже на похоронах моей мамы было и то веселее. Ты хочешь сказать, что группа что-то потеряла? Может, так и есть? Ладно, найдём нового певца. «Уэм!» только что распались. Может, их вокалист согласится. – Джордж Майкл? – Нет, этого не уломать. Другой. Нам не нужен новый вокалист.

Мы потеряли фронтмена. Что бы ты ни говорил про Нила, а он был фронтмен! Сам подумай – твоя жена не стала бы трахаться с басистом. А ты уверен? Эй! Наглый щенок! Я уволю тебя к чёртовой матери! Послушай. Нил был важной частью нашей группы. Он создал её. А ты уволил его. Нет. Мы уволили его. Мы разогреваем «Ю-ту». – Да ну! Боно сам меня попросил. Они искали местную группу на разогрев. Как в старые добрые времена. Мы не сможем сыграть с «Ю-ту». Я работаю на курином заводе. – И что, отпроситься на сможешь? – Я уже сто лет не играл. Ты никогда не умел играть. Никто не заметит. 80 тысяч человек заметят. А как же твой брат? Ты ведь ушёл из группы? Айвена я беру на себя. Поверь мне, ради этого он вернётся. МакКормик! Вот ты где, засранец! А я тебя обыскался! Плаггер! Я тебя со школы не видел! Заткнись, куриный мальчик! До мистера Мэкина дошли неприятные слухи. Что группа распалась. И ты прибежал домой, поджав хвост? Полная чушь. Вот моя группа. И мало того, мы будем разогревать «Ю-ту» у «Кроук-Парке».

Но я не видел вашей группы на постерах! Это правда, сосунки? Да, да… «Ю-ту», «Кроук Парке». Да… Так что, передавай от нас привет мистеру Мэкину, ладно?

Ладно. Я позвоню людям. Проверю твою историю. Если ты врёшь, твоя группа познакомится с ванной мистера Мэкина. С ванной? Боже мой, Нил! Почему ты связываешься с этими ублюдками? Слава Богу, что ты сказал правду. Иначе бы нам конец. Привет, Боно. Да, это опять я, Нил. Хочу напомнить про моё предыдущее сообщение.

Я решил проблемы с группой. Мы в городе, готовы рвать и метать! Ну, ладно, пока. Как дела, папа? Айвен, мы надеялись, ты позвонишь раньше. Да, понимаю. Просто я был так занят в турне и вообще… Как там Нил? Хреново, если честно! Он живёт как бродяга. Мы не видели его несколько дней, а тут его разыскивал какой-то головорез. Какой-то юноша. Который похож на мясника. У него что, какие-то проблемы? – О, да это же наша рок-звезда! – Как поживаешь, Найлл? Я хочу найти Боно. Не знаешь, где он? Группа только что приехала в город. Они репетируют на фабрике, а потом едут в Стэнфорд на пресс-конференцию. Отлично. Доброе утро, Гэри. Как там Грейс Джонс? Просто отвратно! А что он тут делает? Гэри! Всё ещё пишешь хвалебные оды Боно с ручкой в одной руке, а членом в другой? Я и про тебя могу написать. «Беглец с рок-олимпа». Я думаю, в прошлый раз ты достаточно мне навредил. Но, может, это самое лучшее, что со мной случалось. Потому что я вернулся, чтобы разогревать «Ю-ту». Привет. Здорово! Нил МакКормик пришёл к Боно. Он работает. Так что, никаких светских визитов. Ты не журналист? Ненавижу журналюг! Да, я тоже. Ненавижу журналистов. Но я не журналист, я его друг, мы с ним давно знакомы. – Все в Дублине так говорят. – Ну, что я должен сделать? Показать справку, что «я ходил в школу с Боно»? Это уже слишком… Как это «мы разогреваем Ю-ту»? Ну, так сказал Нил. Думаешь, он пошутил? Может быть. Откуда мне знать! Я об этом впервые слышу! Я не знаю, что у Нила на уме. Ну, он был какой-то нервный.

Ещё более нервный, чем обычно. – А он сказал, куда пошёл? – Он пошёл охотиться на Боно. Нил МакКормик. «Хот пресс». Я пришёл на встречу с Боно. Боно не регистрировался у нас, сэр. Нет, нет, он не гость. Он с группой. Они здесь на пресс-конференции. С группой? И что же это за группа? – Я дам тебе намёк. – О, я люблю намёки! Обожаю! Да, точно, Боно. Боно не регистрировался у нас.

Послушай меня ты, слизняк, мы оба знаем, что он здесь. Там, за дверью, целая армия фанатов «Ю-ту»! Так, где у них конференция, покажи мне! Он не регистрировался здесь. Охрана! Охрана! Пол! Пол! Это я, Ник МакКормик! Отпустите его, он со мной. Боже, Нил, как ты изменился! Ты разве не уехал в мировое турне? Ну, это долгая история. Слушай, пока ты здесь, я хотел сказать, что мы согласны выйти на разогреве. Так, вы же отказались? Да, да, но я подумал и решил, что мы согласны. Извини, Нил, ты отказался. Думай как хочешь, но Боно принял это как отказ. Значит, всё? Конец истории? Ну, что сказать? Извини, я пойду. У меня куча дел. Встретимся на вечеринке. Да, не забудь внести меня в список. Ваш пропуск, пожалуйста? Гэри Хэган, «Хот пресс». Многие говорят, что вы скоро станете самой яркой звездой рок-музыки? Я бы так не сказал, Гэри. У меня рост меньше шести футов, да и то со шляпой. Если будете это печатать – пожалуйста, я с удовольствием прочту. Знаете, что меня смешит? Я часто слышу: «Ю-ту» скоро станут как эти, станут как те. Все ждут от нас чуда… – Извините? Скажите, где я могу найти Боно? Боно? Боюсь, людей с такой фамилией у нас нет, сэр. – Нет. Разве только этот Боно.

– Да, этот Боно. Айвен МакКормик, иди сюда. Привет, Пол! Как поживаешь? – Блудный сын вернулся, да? – Рад тебя видеть, чувак! Плаггер! Слава Богу, что это ты. Я только что говорил с Джимми О'Махоуни, роуди «Ю-ту». Да. Он ничего не знает про ваше выступление, чмошник! Садись в тачку, мать твою! Нет, нет, давай за руль. А я буду сзади с моим маленьким дружком. И никаких фокусов, урод!

Мистеру Мэкину ты чем-то нравишься, прикинь? Что ж, я рад. – С любимчиками всегда сложнее. – Что? Что сложнее? Мы правда думали, что ты будешь вторым Боно. – Ты всех нас обнадёжил, Нил. – Да. И себя тоже обнадёжил. Я говорил с МакГинессом. Говорит, он пришёл весь взъерошенный. Я не знал, что всё так плохо. Может, он совсем спятил? Я не удивлюсь! Знаешь, скажу тебе правду. Ты имеешь к этому непосредственное отношение. Все хотят стать рок-звёздами, да? Если бы вы сказали нам в школе, что мы, четверо, станем самой популярной рок-группой планеты, я бы спросил – а кто остальные трое? Ты всегда был крутым чуваком. Ты повсюду. Газеты, постеры, альбомы, награды… Твоё лицо на всех журналах. Даже на эксклюзивной китайской посуде! Неплохой сувенир – чайный набор Боно. Люди будут с радостью бить чашки! Мы завоюем мир своей музыкой. Когда мы наберём обороты, нас никто не остановит. – Но у тебя есть своя группа. Ты всё ещё жалеешь о том, что не попал к нам? Нет, нет, всё нормально. Каждый день думаю и радуюсь, что я не попал в твою проклятую группу. Что делать, когда твои лучшие друзья стали злейшими соперниками? Что я должен был делать? Просто опустить руки и отдать младшего брата конкурентам? Нет? Нет. Уилл не отдал бы тебя мне. И я не виню его. Будь ты моим братом, хрен бы я пустил тебя в какую-то дурацкую гаражную банду. О, чёрт. Вы же «Ю-ту»! Мы не знали об этом. Никто из нас. И мы правда хреново играли. Я всё запланировал. Собрать группу. Будь у тебя выбор, неужели бы ты предпочёл нас ему? Выпустить несколько новаторских альбомов. Я бы согласился. Выступить на лучших стадионах мира. Ты мог бы променять на нас родного брата? Поднять самое мощное рок-н-рольное движение в Америке со времён Битлз. Это была моя жизнь. Просто ждать, пока это придёт, и я жил этой мечтой. Была только одна проблема. Он. Ну, если у тебя проблема, почему бы не решить её? Да? И как? Что, что я должен был сделать? Эй, смотри на дорогу. Эй! Так, эта самая вечеринка? Да! Смотри на дорогу, придурок! Нил! Нил! Нил! Жаль, конечно, что вы не сможете выступить на разогреве. Мы предложили вам разогрев, а вы отказались. – Он тебе не сказал? – Нет, он мне не сказал! Ты готов повторить это на суде? Как свидетель защиты? – Чьей защиты? – Моей, потому что я прикончу его! Ну, вот и приехали. Ты готов? О, Боже! О, Боже! Ну, что, меня ждут 15 секунд славы? Успеет надоесть на всю жизнь. А ну, отойдите! Отойдите! Боно! Боно! Я Нил МакКормик, я друг группы. Я должен быть в списке Пола МакГиннеса. – Хорошо, проходите. – Спасибо, спасибо. Большое спасибо. Привет, ребята. Как вы? Мне, пожалуйста! Пожалуйста! Так много! Дайте ручку. Эй, тише, тише, по одному. Нил, что ты делаешь, чёрт возьми? А ты что тут делаешь? Ты же должен быть в туре! Да, знаю. Я приехал за тобой, дурень. – Да, но… Я идиот, потому что… что у тебя с лицом? Не важно. Я узнал про концерт «Ю-ту». Ты отказал «Ю-ту», Нил. Снова. За меня. Снова. Не сказав мне. Я просто хотел, чтобы мы шли своим путём. Почему всё, что мы делаем, всегда должно упираться в них?! Судьба просто смеётся нам в лицо! Ты слышал эту песню? Он что, мочится или что? Он до сих пор не нашёл того, что ищет. Но у него есть всё, что он хочет! Нет, у него есть всё, что ты хочешь. Откуда ты знаешь чего он хочет? Ты говоришь о нём как о монстре, о поющем джине, которого ты не можешь заманить обратно в бутылку. Нет. Он Боно. Он просто Пол Хьюсон, который вырос. И ты должен понять это. Возьми себя в руки, чёрт возьми, и мы затмим их на сцене! Не получится. Я говорил с МакГиннесом. Мы в пролёте. А я сказал Боно, что мы справимся. Хотя ты опять всё испортил. И, наверное, не заслуживаешь этого. Всё решено. Просто выйди на сцену и спой. Четыре песни. Как тогда, в школе. – Мы разогреваем «Ю-ту»! – Мы разогреваем «Ю-ту»! Это что такое? – Оставь его здесь. Не важно. – Как это «не важно»? Ты что, пронёс сюда огнестрельное оружие? Что бы ты сделал, если бы не встретил меня? Что ты задумал, Нил? Прийти сюда и приставить ствол к башке Боно? Не говори глупости.

Знаешь, как это выглядит, гений? Словно психопат хочет решить все свои проблемы, придя сюда и убив Боно. В туалете два парня с пистолетом! – Я думаю, надо валить отсюда! – Да, наверное, ты прав. – Нет, к чёрту его. Бежим! Отойдите! Отойдите! Разойдитесь! Ты что меня, за идиота принял? А ну, стой! Уходим, быстрее! Запрыгивай. Вам надо поговорить с мистером Мэкином. Нет, нет, Плаггер! Подожди! У нас концерт! Мы разогреваем «Ю-ту»! Вы что меня, за идиота держите? Так вот откуда у тебя пистолет? Ну, спасибо, брат. Сюда? – Сколько мы должны мистеру Мэкину? – Всего? Тридцать тысяч, ровно. Тридцать тысяч? Это что, по пять тысяч за коленные чашечки и по три за головы? И этого не хватит, Айвен. Мне всё равно. Я должен был играть в самой крутой группе, а теперь я умру… И всё из-за тебя! Снова! Они у меня. Не убивайте! Вытаскивай их. Мистер Мэкин! Пора с ними разобраться. Мистер Мэкин, вы должны нам поверить! Мы пробили очень, очень, очень важный концерт! Сядьте, мать вашу! Пресса готова закопать меня живьём. Это какая-то охота на ведьм! Дублинский вертеп. И я требую вернуть долг. мы не можем заплатить. Но если вы дадите нам… Ничего я вам не дам! Больше никаких поблажек! Вы не выйдете отсюда, пока не расплатитесь со мной. А раз вы не можете заплатить, вы вообще не выйдете. Нас точно убьют… Плаггер сказал, что ты был журналистом. Рок-критиком в «Хот-пресс». Писал статьи для школьных приятелей. Хотя пулитцеровской премии мне не видать, но… Заткнись, Нил. Он скромничает, мистер Мэкин. Нил отлично пишет. Он талантливый! Это его призвание. Правда, Нил? Да. Да. Моё призвание. Вам нужен человек с удостоверением журналиста. Кто мог бы замолвить за вас влово? Расставить все точки над «и». Личный свидетель… Честный, беспристрастный. Так, вот вам задание. Вы ведь хотите жить? Ну, вот. Так что, сделайте это для меня. Вы расскажете мою историю, опубликуете в газетах и отдадите все деньги. Тогда можете просить меня о чём угодно. А пока сидите и пишите. Нет, нет, подождите! Мы не можем остаться здесь. Мы же сказали, у нас очень-очень важный концерт и… Вы никуда не пойдёте, идиоты. Ни один, ни другой. Ты будешь ему карандаши точить. – Ну, давай! – Может, хватит ходить туда-сюда? Не могу. Мы уже опоздали на саунд-чек! Это ты убедил его в том, какая это классная идея! Хочешь сказать, это я виноват? Ты талант. Забудь о карьере рок-звезды. Ты можешь стать вторым Джеймсом Джойсом. И пунктуация лучше, чем у него.

Ну, вот. Кажется, у нас нет времени закончить. Сядем на Ленд Ровер? Ну, ладно, уходим. И если я не увижу эту статью к выходным… Плаггер искупает вас в ванне. Ясно? Быстрее! Мэкин там, внутри! Живо, живо, живо! Быстрее, быстрее, быстрее! Ни с места! Эй, а ну, ни с места! На пол, быстро! Шеймус? Ронан? Так, братва, готовимся к высадке. Дублинская дорога за тем холмом. Что ж, рок-н-ролл закончился, теперь выходите. – Что, здесь? – Это же чёрт знает где! – Быстро! Плаггер! Я замерзаю! Нам сюда, да? Что ты ржёшь? Абсурд, но это же здорово, правда? Смотри, это дублинский автобус! Если мы догоним его, мы успеем на концерт! Нет, до туда несколько миль, мы не успеем! Конечно же, успеем! Мы можем всё, что захотим! Можем стать кем захотим! Только представь… Заткнись ты, побежали! Точно! Я просто хочу знать… Я никогда не сомневался в нашем успехе. Не сомневался, что мы всего добьёмся! Мы ещё не догнали автобус! Поверь, мы догоним его! Я чувствую. Это судьба! Ребята не догнали автобус. Они бродили за городом, а «Ю-ту» играли перед 80-тысячной толпой в Дублине. Статья Нила о Дэнни Мэкине стала отправной точкой его журналистской карьеры. В свободное время он записывает демки в подвале. Ну, кто знает… Айвен наслаждается успешной карьерой фронтмена одной из самых занятых групп Великобритании. Их часто зовут на свадьбы и другие мероприятия. Пару лет назад они играли на свадьбе Нила. Невесту звали Глория.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Повтори, что ты сказал?

Думаю, все мужчины по тебе с ума сходили. >>>