Христианство в Армении

У меня мука заканчивается.

Разве не странно, что это случилось в конце семестра? Между нами. Думаю, нам не стоит больше встречаться. Нет… Почему? Чувак, женщины непостоянны. — Вы встречались всего неделю. — 11 дней. Ты же не признался ей, что ещё девственник? — Это здесь не причём. — О, господи. Бреннан. — Таки признался! Ты же обещал! Слушай, я не обманываю тех, кто мне нравится. Да, но мог бы просто не касаться этой темы. Так ведь? Ты же не хочешь, чтобы тебя заклеймили — «девственник».

Это изучают на уроке семиотики, стоить сходить… Вот, выпей. Тебе нужно переспать с первой же одинокой, невзрачной, подавленной девчонкой, которая тебе встретится, и закрыть тему. что большинству всё равно с кем. Наверное… Я не такой. Короче, мы найдем тебе девушку, по рукам? — В Европе. — За сексуально раскрепощённых! Да! Европа ждет. Этот опыт изменит нас. — За выпускников! — За выпускников! В общем, я уточнил цены в хостелах, выходит немного дороже, чем я ожидал, на $7,68, а если умножить на 42 дня, будет $322,56. Билл, ты хотел ещё заказать? Извините, налейте мне ещё. Коктейль «олд-фэшинд». У меня есть $368 из дедушкиного доверительного фонда плюс те $900, что вы мне уже дали, — спасибо вам, но мне нужно ещё $279,11. Джеймс, мы не хотели портить тебе праздник, но отца перевели в другой отдел. Правда? И что… Это плохо? Да, теперь мы будем зарабатывать меньше, намного. Но эта поездка была подарком в честь окончания колледжа… Солнышко, мне очень жаль, но, боюсь, мы не можем её оплатить. Но с арендой жилья в следующем году вы ведь поможете? Джеймс, ты меня слышал? — Пожалуйста, сэр. — Да. Большое спасибо. В общем, за тебя, парень. С успешным окончанием. Погодите. А как же моя магистратура? Я ведь прошёл в Колумбийский университет. Если ты всё-таки хочешь туда идти, тогда, конечно, тебе придется найти работу. Работу на лето? Лето в Питтсбурге. — Хреново.

— Кошмар. Здесь таких, как я, не любят. Мы же романтики. Я иногда читаю стихи удовольствия ради. но ты не расстраивайся, ладно? У моего отца есть связи. Мы найдём хорошую квартиру. Я помогу тебе продержаться на первых порах. — Правда? — Большое спасибо, Эрик. — Да всё нормально. Какого чёрта? Здесь же наши родители… Ну и что? Они не шарят. Блин, вот это травка. Кстати, имей в виду, этим летом ты будешь со мной на одной волне. — Слушай, спрячь. — Да ладно. Держи. — Держи. — Держи! — Хорошо. Слушай, Джеймс, знаю, сейчас дела отстой.

Но ты подумай, через каких-то пару месяцев мы будем вместе в Нью-Йорке, в самом улётном городе на планете! Мы так этого хотели, чувак. Вместе переживать приключения. Не грусти, Бреннан. Травка тебе поможет. — Билл, прошу, внимательнее. — Вообще-то я веду машину. По сути, опыт у меня небольшой, но вот список факультативных занятий и академическая успеваемость.

Я писал для литературного журнала «Гордиев узел» в колледже. И по результатам теста по математике набрал 770 баллов, так что, полагаю, я смогу подсчитывать выручку. И больше ты нигде не работал? Нет, нет, но я несколько лет подстригал газоны соседям, семье Палмиери. Вот их рекомендательное письмо. Хорошо. Заполни это. Я позвоню, если что-то появится. Спасибо. Нет, по сути, опыта вождения асфальтомешалки у меня нет, но как-то я перегонял фургон друга в Висконсин, на большое расстояние. Да… Хорошо, может, я смогу постажироваться… Повесили трубку. Что же мне делать? У меня нет рабочей специальности. Никуда, кроме как к Фриго, мне не устроиться. Что, в «Парке культуры и отдыха»? В шесть лет ты получил сотрясение, упав там с карусели «чашечки». — Ты достоин лучшего. — Но меня не берут. Моя специализация — Ренессанс и сравнительное литературоведение. Что-то никому не требуется фреску реставрировать. Билл, да что ты делаешь. — Прячь яйца! — Фриго, Фриго! Не трогай меня. — Бреннан, ну, давай. — Фриго, хватит. Понял? Осторожно, газонокосилка, газонокосилка, осторожно! — Фриго. О, Бреннан! ПАРК КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА Сюда, сэр! Сюда, сэр! Желаю хорошо развлечься! По сути, опыт работы у меня небольшой, но… Простите. — Полетт? Приём, Полетт? Бобби? — Бобби? — Полетт? Ты там, Полетт? — Каналы. — Просто… Нажми на эту кнопку.

— Они пропали. Это Джеймс, он хочет работать на игровых аттракционах. На аттракционах? Отлично. Давай оформим тебя. Вообще-то, Бобби, я бы предпочёл качели, если они всё ещё работают. Тебе больше подойдет игровой павильон, к тому же, я уже заполняю соответствующую анкету… Добро? Да, то есть, нет. Я… Меня зовут Бобби. А теперь, правила. Никакой халявы, не проводить бесплатно друзей, — никакой бесплатной еды и бонусов. — То есть, здесь всё платное. Все за всё платят. И, самое главное, в игровых аттракционах никто не должен выиграть толстозадую панду. Да, у нас их мало осталось. Вот и ладно. Подай, пожалуйста, футболку. Вот мое резюме. Не знаю, нужно ли оно вам ещё. Джеймс? Я правильно произнёс имя? — Джеймс? Джеймс?

Получая эту футболку, ты… Получаешь работу! Ну, обычно я… — Футболка — это обряд посвящения. — Извини. Ну, ладно, новичок, это тебе. Мы подошли к первому из множества гребаных аттракционов. Этот по непонятной причине назван «Летучим голландцем». Тем более непонятно, почему они написали «Летящий». ЛЕТЯЩИЙ ГОЛЛАНДЕЦ Привет, Джерри. За доллар дают пять колец. Если кольцо попадает на красную бутылку, человек выигрывает толстозадую панду. — Вот она. — Да, лучший приз в парке. Потому, что выиграть её невозможно. Смотри. Я бросаю кольцо с расстояния 8 см. Так никто её не выигрывал? Если кто-то выиграет толстозадую панду на твоей смене, собирай вещи и иди домой — ты будешь уволен, понял? Цель этой игры — сбить шляпу с куклы софтбольным мячом, но, как видишь, половина из них приклеены. — Правда? Малазийские детишки делают эти игрушки за 10 центов в день, так что не можем их раздавать. Каждые два часа у тебя перерыв пять минут на туалет. Советую их подкопить, если вдруг захочется сходить по большому. Бреннан, ты будешь работать на игровых аттракционах? Ну ты и лузер! Ты такой лузер! — Ты знаешь этого идиота? — Да. Он был моим лучшим другом. Когда мне было четыре. Если стать прямо под кольцом, видно, что оно изогнуто в овал. Но оттуда простакам этого не видно. Господи, так ведь нельзя. Криминальное правонарушение законов перспективы. Но ведь людей здесь дурят. Да, да, Троцкий, идём в твою будку. Видать, твоя жизнь полное дерьмо, если ты здесь оказался. Я собирался в турне по Европе, но у родителей не хватило денег. Подожди, скоро заставят и за жилье платить. Отец заставляет меня платить даже за коммунальные услуги. Я не хочу… Эй, мусор! Брось его в рот клоуну! Так, у нас есть победитель. Это фиолетовая лошадь. Второй пришла зеленая. Жёлтая — третья. Поздравляю. Вот, держи. Это тебе. — Джеймс? — Да? Ты не мог бы вести игру поживее? Да, знаю. Наверное, я не подхожу для этого аттракциона. Правда… Мне стоит попробовать на каруселях. Нет. Нет, нет, нет. Игровые аттракционы — это твоё. — Нет, ты очень… Очень азартный. Да, да, да, хорошо. А ты когда-нибудь был на скачках? Может, слушал по радио?

Рысистые бега или классические скачки? — Хороший вопрос. — Ладно, не важно. В Кентукки проводят дерби. Ты был на дерби в Кентукки? Но как они объявляют об этом по радио… Да, да, да. «100, 200, 200, кто больше…» — Это на аукционе, солнышко. — Точно. Поэтому не… В общем, будь живее, понял? Устрой шоу, представление. Понимаешь, о чем я? Люди сюда за этим приходят. Задай жару. В общем, я верю в тебя, парень. Спасибо. — Заведи их. Покажи нам. — Хорошо. Дамы и господа, отставьте свои мятные джулепы. Лошади готовятся к забегу. Итак, они стартовали. Красная бросается вперёд, вырываясь в лидеры! Вы только посмотрите, по крайней дорожке её догоняет зеленая.

Зелёная хорошо бежит по влажному грунту, поэтому сегодняшние условия в её пользу. А жёлтая безнадёжно отстает! Какое разочарование после её блестящей победы в Саратоге. Подождите! Смотрите! Вот это да! Откуда ни возьмись, вперед вырывается оранжевая, и теперь они с зеленой идут вровень. Но оранжевая побеждает с небольшим разрывом. За ней зеленая, потом красная. Пожалуйста, подойдите к окошку за выигрышем. — К какому окошу? Тут есть окошко? — Нет. Его нет. Вот ваш выигрыш. Поздравляю, сэр. Я работаю недавно. Наша инициатива была подорвана продажей оружия. А продажа оружия стала причиной… Не хочешь позвонить своим старым друзьям?

Я слышала, вернулся Дэнни. Или Пэту? И что я им скажу? Что работаю в ярмарочном балагане? Нет уж. — Эй! Ты! — Дай мне пять штук. — Сейчас. Эй, я слышал, какая-то толстушка упала с карусели «Парашютист». Да? Я об этом не слышал. Она в порядке? Не знаю. Слушай, знаешь что? Дай мне десять штук. — Хорошо. — Нет, знаешь что? Дай 15. Да, я слышал, что она была такая толстая, противная тетка. Эй, он выиграл! Смотри! Вот так, Дом! Вот так, Дом! — У нас победитель! — Ну же, посмотри! Сэр, я видел, как вы подняли его над бутылками. Вы жульничали. Нет. Он честно выиграл. Надо бы дать ему приз! — Да, я видел, как он попал! — Эй, спасибо тебе.

— Парни, меня могут за это уволить. — Этот педик хочет обобрать ребёнка. Дай-ка ты мальцу эту чёртову панду. Вот, держи, твоя панда. Да, спасибо. Держи, Дом. Это всего лишь ребёнок. Слушай, мне же влетит. Мы не должны отдавать толстозадую панду. — Ты за неё подставишься под нож? — Я — Джеймс Бреннан. Новенький. — Эм. Приятно познакомиться. Хреново, что тебя уволят на второй день. Чёрт. Нет. Мне нужна эта работа. Да шучу я. Ничего не случится. Я скажу Бобби, что тебе угрожали ножом. Эй, Коннол! Рок-н-ролл! — Кто это? — Коннол. Наш техник. Эй, Джоэл, это трубка? Да, знаю. Отвратительная привычка, но это меня расслабляет. — Ты как, Джоэл? — Привет. Хотите выпить? — Стырила у Полетт. Кубинский ром. — Спасибо. Кажется, кто-то хотел написать на стене «Сатана жив», но вышло «Сатин жив». Какой-нибудь приверженец текстильного культа. — Смешно. Лу Рид? Классная футболка, Эм. Ты же слышал про Коннола и Лу? Нет, не слышал. Так, парни. — Парни, он не слышал легенду. — О, боже! — Расскажи ему. — Коннол когда-то играл с Лу Ридом. — Правда? — С настоящим Лу Ридом. — С тем самым Лу Ридом. — Так Коннол хорошо играет? Да, у него своя группа. Это просто отпадно. — Все девки от него тащатся. — Он женат, ты, извращенец! Классная трубка, дедуля! О, боже. Это же был целый корн-дог. Прости, Джоэл. Мой братец — урод. Это за нами! Пошли, пятно на трусах! «Пятно на трусах» — это я. Всем спокойной ночи. Эй, если хочешь, могу подвезти. Правда? Фриго, меня подвозят. Правда? — Большое спасибо. Меня подвезут. — Что там? Езжай. Пока. — Тебя подвезут? Ну, ладно. А если тебе вот так заехать. — О, боже. — Фриго. — Ну, что, пока, Бреннан. — Какого чёрта? Вот так меня имеет жизнь. — Держи, выпей рома. — Спасибо. Вот, блин. Извини, моя мать. Она вечно за мной следит. Она читала мои дневники. Я начал писать их по-итальянски. Я год учил итальянский. Проштудировал оперу… Всё, она ушла. Джоэл рассказал, что ты прошёл в Колумбийский университет. — А я учусь в Нью-Йоркском универе. Да, правда? Круто. Может быть, мы встретимся на улицах Нью-Йорка. — А что ты изучаешь?

— Журналистику. Да, хочу писать путевые очерки. Хочу рассказать о настоящем лице мира. Например, Чарльз Диккенс писал что-то вроде путевых очерков, но только о тюрьмах и сумасшедших домах. — Да, классно. — Правда? — Ладно. Нет, нет, это… А зачем для этого учиться в магистратуре? Хороший вопрос, но журналистика — это что-то вроде закрытого клуба для своих. Нужны правильные связи. Это элитарная тусовка. Глупо. Но моя мать предпочла бы, чтобы я пошёл на практику в какую-нибудь компанию из списка «500 Лучших фирм». — К чёрту это всё, правильно? Мне пора ехать. Нужно встретиться с подругой. — Хорошо. Спасибо, что подвезла. — Нет проблем. Слушай, мне рассказали, что ты играл с Лу Ридом. — Не верь всему, что говорят. — Хорошо. Как-нибудь расскажу тебе об этом. А где играет ваша группа? В обычных городских забегаловках. Мне нужны хорошие музыканты. — Я собираю новую группу в ЛА. — В Лос-Анджелесе? Да. Будет круто. Уезжаю этой зимой. — Господи. — Гадость. Постарайся не делать этого. Эй, парни. Вечером у меня дома будет вечеринка. Отец уехал. — А меня приглашаешь? — Да, поэтому и говорю. — Коннол, придешь? — Веселитесь, детвора. Классная девчонка, правда? А у тебя слюнки текут. Эй, Сью, я профан в настольных играх, будь милосерднее ко мне. Мы открываем турнир по настольному теннису. — Привет. — Салют. Клёвая халупа. Поэтому напрашивается вопрос: какого чёрта ты работаешь в парке? Ну, мой отец — адвокат. Он всю жизнь мечтал о том, чтобы я там работала. — Высокая мечта. — Заодно из дома выбираюсь. Так можно пить барные запасы твоих родителей? — Конечно. — Круто. — Отстань. Слушай, а я кое-что принёс. — Что именно? — Травка. А Бобби странный. Я как-то зашла за ключом от служебного туалета, а когда открыла дверь, увидела там фотографии, где он и Полетт голые. Вот извращенец. Я пойду поплаваю. Кто-нибудь хочет со мной? Будем только мы или кто-то ещё подойдет? Ладно, иду. — Видишь, а ты боялся. Классно. — Да, классно. — У тебя есть ещё травка? — Да, дома. А что? — Сделаем печенье с марихуаной. — Хорошо. Это так прикольно. Ты пробовал? — Нет. Но печенье я ел. — Ну да. Мои связи с дилерами перекрыли. Поэтому и спрашиваю. Перекрыли связи с дилерами? Ты что думаешь, я связан с преступными группами? У меня всего-то пять косяков. Думаешь, я могу кого-то заказать? О, боже мой! Держу. Я держу. Тут не больше метра глубины. — Пойду принесу выпить. — Отлично. Тебе принести? — Или ты идёшь? В общем, увидимся внутри. — Хорошо.

— Увидимся внутри. — Хорошо. — Отлично. У него торчит! У него встал! У Бреннана встал! Спасибо. У тебя классные альбомы. «Eno», «Replacements», «Big Star». Слушай, дай мне свои трусы. Я их брошу в сушку. — Обещаю, что потом отдам. Спасибо. — А это кто? — Моя мачеха. А вот фотографий мамы здесь, кажется, нет.

— Она умерла два года назад. — Правда? Мне очень жаль. Отец женился снова в прошлом году. На Фрэнси. Смотри, какая жуткая безвкусица у неё на голове. — Это парик. Когда её бросил первый муж, у неё случился нервный срыв. И выпали все волосы.

Я бы её пожалела, не будь она такой честолюбивой стервой. — Мне вставило. А тебе? — Да, типа того. Я ФРИГО, КАПИТО — Что такое? — Ничего. Я пойду… Пошли глянем, чем они занимаются? Кажется, я выпил целую бутылку водки. Ты всю ночь пил отвратительный вермут. Да, это же типа водки. Фриго? Ты в порядке? Что ты делаешь? Ладно, доброй ночи! Привет. Да нет, вечеринка закончилась раньше времени. Я здесь. — У нас есть, сколько, пять минут? Не будем тратить время. Лиза Пи вернулась! — Лиза Пи вернулась! — Лиза Пи? Ты слышал? Лиза Пи вернулась! Лиза Пи вернулась! — Бреннан, Лиза Пи вернулась! — Да? А кто она такая? — Ну ты дал! «Кто она такая?» — Вот Лиза Пи. О, бог ты мой, какой у неё зад. Это платонический идеал. Её зад — воплощение высшей правды. Взгляни на узкий портал, источающий свет: на её пах — там, где бедра переходят в наружные половые органы. Наружные половые органы? Ты учишься на медицинском? Я тебе говорю, мне снился этот портал в форме бриллианта. Она идёт сюда, чувак. Спокуха. Ладно, я держу себя в руках. — Привет, Лиза. Привет, Келли. — Привет, Джоэл. Не думал, что ты вернёшься. Прикинь, у меня всё лето было расписано. Собиралась загорать у бассейна днем, ходить на диско вечером. Но отец покалечился на работе, он на больничном, а я работаю.

Жалко, конечно. А у моей матери опоясывающий лишай. Ну, мне пора, работаю на «Музыкальном экспрессе». Не хочу, чтобы Полетт поимела меня в первый же день. — Меня зовут Лиза. — А меня Джеймс. Я слышала, ты отдал толстозадую панду, когда тебе угрожали ножом. Правда? Я вижу, слухом земля полнится. — Приятно познакомиться. И мне приятно, Джеймс. Пока, Лиза. Пока, Келли. Чуть больше 40% этих рыбок сдохло. Странно, но отработав двойные смены, я так мало получил. Наша работа — для жалких, недоразвитых идиотов. Вот это дурдом, блин, эту песню крутят по 20 раз на день. Чёртовы садисты. Вы, чёртовы садисты! — Привет. — Я записал тебе кассету. Здесь мои любимые грустные песни. Они просто воплощение чёрной тоски и отчаянья. — Думаю, тебе понравится. — Класс.

Да. Слушай, а хочешь выпить? Конечно. — Мне нужно кое-что тебе сказать. — Что именно? Мне тут недавно сердце разбили. Не знаю… Просто должен был сказать тебе. — Паршиво. — А кто его разбил? — Девчонка из колледжа. Да, бывает такое. Вообще-то, я думал… Думал, между нами что-то было. Мы могли бы закрутить роман. Не знаю. Наверное, она испугалась. Чего же?

Не знаю. Того, что это могло быть слишком хорошо. А как она в постели? Она была очень сексуальна. А у тебя было много девушек? Да. Ты имеешь в виду половые отношения? — Да, да. Нет, вообще-то, я несколько раз… Несколько раз был близок к этому. Но… Все было как-то не так. Постой, так ты девственник? — Так сложилось, что… — О, боже мой. — О, боже мой. — Нет, я… Ну, например, за год до окончания я встречался с Бетси Кук. Она была вроде как… Она считалась недотрогой. В общем, как-то я читал Шекспира и понял, что не люблю её. Понимаешь, о чём я? Это был сонет. «И, бедный раб, считаю я счастливым того, кто час пробыть с тобою мог». Я понял, что не стану счастливым, если проведу с Бетси час. Ладно, не важно. В общем, я поехал к ней и как раз собирался сказать ей об этом, но именно в тот вечер ей захотелось секса. Представляешь? Именно в тот… В тот самый вечер, поэтому… И ты всё равно не трахнул её? А как у тебя дела с половыми отношениями? — Не говори «половые отношения». — Конечно, конечно. Даже не знаю. У меня были парни в школе, были и другие. — А ты любила кого-то из них? — Нет. Конечно, нет. О, а вот Коннол. Привет, Коннол! — Джимбо. — А ты тоже тут бываешь? Да, да, да. Меня тут знают — я тут зависаю. Эти ребята работают в парке. Это Ронни. Приятно познакомиться. — Привет. — Привет. Нас там в зале ждут друзья. Давай! Племянничек! Это жена Коннола? Она симпатичная. Да, симпатичная. Она работает в отстойном диско-клубе «Разматаз». — Это печально. — Правда? Я там никогда не был. Нет, я об их браке. Он не хотел жениться. Но пришлось. Ты точно хочешь уйти? Они ведь улётно играют. — Да, нужно дыхнуть свежего воздуха. — Хорошо. ЛЮБИМЫЕ ГРУСТНЫЕ ПЕСНИ ДЖЕЙМСА — Поехали куда-нибудь? — Давай. — Ты с ней целовался? — Да. Да, мы просто поцеловались. Не знаю, что на меня нашло. Это было потрясающе. Круто, чувак. Расскажи. Это было супер. Джоэл, она просто… Она идеальна, понимаешь? — Поздравляю. Пойду на своё место. Слушай, у тебя нет ледоруба — хочу воткнуть его в уши?

Больше нет сил слушать эту песню. Ледоруба нет, но есть вот это. — Давай, поаккуратней только. — Хорошо. Спасибо. — Ты вчера встречался с кем-то? — Да не то чтобы встречался. Что, не нравится Эм? Нет, нравится. Она классная. Просто… Я не знаю, готов ли сейчас к отношениям. Зализываю любовные раны. — Ты же не сказал ей про это? — А что? Всё-таки сказал, да? Джеймс, девушки не любят, когда с ними говорят о бывших подругах. — Нет, правда? Я не говорю, что перед девушкой нельзя раскрываться. Просто надо приберечь эту карту. Приберечь карту? Как в игре? Это целая наука. Ты ведь хорошо учился. — Уже работает. — Да. Хорошо. Ладно, смотри. Есть два варианта. Безопасная стратегия — обход сзади, а можно прорваться сквозь них и палить вовсю. Мчаться во весь опор и сбросить бомбы. Как сказал Вергилий, фортуна любит смелых. Уверена, что Вергилий имел в виду бионического мутанта. Я сваливаю. — Ладно, пока. — Твоя очередь. Хорошо, но у меня, наверное, не получится. — Привет.

— Привет. Очень хочу увидеть тебя вечером. — Сегодня? Если ты свободна. У тебя хорошо получается. Я прыгаю инстинктивно, когда прыгает он. Где? Где мы встретимся? Только не на заднем сидении. Можем встретиться у моей матери. — Привет, Джеймс. — Привет. Ого, получила бонус. Молоток. Слышала, у тебя водится трава. Да, есть запас. Куришь марихуану? Будешь пиво? — Что-нибудь покрепче. — Конечно. Как ты объяснил своей маме такой поздний визит? Захотелось потягать гири на ночь? Иногда я приезжаю сюда, чтобы поиграть. Дать отдохнуть Ронни. Она тебя всё еще заводит? Как она в постели? Почему? Почему… Почему ты спрашиваешь? — Не будь такой злой. — Ого, а ты чувствительный. Нет, серьёзно. Нам же хорошо вместе. Зачем всё портить? Как твой отец? Паршиво, с тех пор, как он слёг. Да уж. Постоянно в постели. Никого не хочет видеть. — Мужчины тяжело переносят удар. — Точно. А ты веришь в Бога? Ого, теологией здесь мало кто интересуется. Да, но когда видишь, как страдает кто-то близкий, невольно об этом задумываешься. Я верю в любовь. Понимаешь, я думаю, любовь передаётся, то есть, она преображает. Мне кажется, любовь преображает всё вокруг. Вот это меня зацепило. Вот чёрт. Чёрт. И меня. Я сегодня ужинаю с родителями. Кое-кто проголодался. Оказывается, в Питтсбургском университете читают журналистику. — Да ну?

Да, поэтому я подумала, что, учитывая возможные траты, тебе сейчас было бы разумней учиться где-то поближе к дому. И они набирают практикантов в шоу «Мистер Роджерс». Я должен проходить практику в детском шоу с марионетками? Ты ведь хотела, чтобы я учился в элитном университете, и я туда попал. Я… Я просто пытаюсь мыслить рационально. На шоу «Мистер Роджерс», там ведь куклы, а не марионетки. Те, что надевают на руку, типа: «Вас приветствует король Пятница». — Ужасно. — Джеймс, что с тобой? Чтобы показать, что мы вместе, скажем: «Веселимся до упаду!» Эй, жонглёры, фейерверки! Мистер Великолепный покажет сегодня номер с собаками! Эй, парень, брось это в рот клоуна. Ну же, давай. — Будь добр. Спасибо, дружище. — На, подавись! Зараза! Дай ему! Дай Ему! — Иди сюда. — Осторожнее. Вот так! Эй! Боже мой! Вместо 4-го июля я отмечаю День взятия Бастилии. В этот день я оторвусь. — Парк закрыт, Эм. — Рич, ты нас жутко напугал. — Рич, это я, Джеймс. — Парк закрыт, Джеймс. — Мы скоро уедем, лады? Уезжайте сейчас. Парк закрыт. — Хорошо, придётся уехать. — Ладно. Нас уже нет. Хорошо. Спасибо, Рич. Ты такая красивая. Вот дерьмо. — Привет, детишки! — Эй, привет. Что здесь происходит? — Папа, это мой друг Джеймс. — Здравствуйте. Рад познакомиться. — Приятно познакомиться, Джеймс. — И мне тоже. — Джеймс. Приятно познакомиться. — Взаимно. Я пойду поработаю перед сном. — Спокойной ночи. — Спокойной ночи. — Спокойной ночи. — И тебе спокойной, зануда. Мы повеселились на славу у Мельников. А их дочь Лори такая славная девочка. Она сказала, что вы были лучшими подругами.

Она у меня оставалась, когда мы учились в предпоследнем классе. Слышала, что она учится на юрфаке Северо-западного университета?

Лори Мельник — как-то она изнасиловала нашу кошку Джипси шариковой ручкой. Так, Эмили! Прекратите, девушка. До встречи. И что мой отец в ней нашел. Хочешь расскажу одну хрень? Когда моей маме стало хуже, отец пошёл в церковь. Хотя не был слишком верующим. Но захотел заручиться поддержкой Бога, поскольку думал, что он сможет спасти жизнь маме. Там он и встретил Фрэнси. У мамы выпадают волосы из-за химиотерапии, а отец трахает другую лысую женщину. Вот такой дурдом. Я отвезу тебя домой. Классно, когда у Полетт выходной. Включи эту радиостанцию в стиле диско.

Но все-таки я однолюбка… — Привет, Бобби. У меня перерыв. — Хорошо, посмотрим на твои успехи. Привет, детка. Как там… Алло? Да, он сейчас здесь. Это твоя мать. Извините. Привет, мама. Нет, это малая горелка. Пусть работает. Нет, ничего не взорвётся. Мама? Сейчас приеду. Мне нужно ехать. — Джимбо, можно тебя на пару слов? У тебя есть при себе косячок? — Пошли. — С твоей мамой всё в порядке? — Всё принимает близко к сердцу. Она стала такой, когда отец смылся. А почему он ушел? Не знаю. Это было давно. — Классный музон. — Да, Лу Рид. — Да, да, да, да. — «Satellite Of Love». Конечно. Он самый. Расскажи мне о вас с Лу Ридом. Он ведь мой кумир. — Слушай, парень, а как у вас с Эм? — Не знаю. Как-то… Кажется, я в неё влюбился. Я на секунду, Джимбо. Оставь мне косяк. Я тут с твоим парнем тусил. — Он любит тебя. Он сказал, цитирую: «Кажется, я в неё влюбился». Слушай, ты идёшь сегодня в клуб «Разматаз»? Сегодня вторник, у них акция. Покупаешь два по цене одного. Сделай же что-то! Ты на всё закрываешь глаза!

Я не могу больше этого терпеть! Может стоит снова показать её доктору Шактеру. Сделай же что-то, хорошо? Нужно что-то изменить. Она работает в этом захудалом парке, чтобы нам досадить! РАЗМАТАЗ ИЗЫСКАННОЕ МЕСТО ДЛЯ ВСТРЕЧ Что ты изучаешь? Русская литература и славянские языки. — Ого, вот это интересно. А кем ты будешь после этого работать? Таксистом, продавцом хот-догов или буду толкать марихуану. Безграничные возможности. Вам налить ещё? — Спасибо, Ронни, не надо. — А нам ещё два. И мне два. Джоэл, один для тебя. — Какого чёрта? Может тебе хватит? — Сегодня же вторник — один на шару. Эм, обожаю эту песню! Давай, пошли потанцуем! Пошли. Пойдём. Пойдём. — Давай. — Ну, ладно. Вот так, готова? Ближе ко мне. — Нравится? Меня научила этому Марси Файнгольд в девятом классе. — Хорошо получилось! — Спасибо. — А ты умеешь двигаться, Бреннан. — Спасибо. — Разматаз!

— Эй, Разматаз, мы хотим есть.

— Но мы тебя любим ещё больше! — Он слышал. О, боже мой. Ты как? — Разматаз. — Вставай. — Вот так. — А ты такой силач. Справлюсь. Не думала, что мы с тобой закрутим. Эм, ты удивительная девушка. Слушай, вокруг меня столько гадости. Я не готова к отношениям. Мне нужно время. Хорошо, понимаю. Эй. Давай помогу. Какое уродство.

Спасибо тебе. — Слушай, как твой отец? — Всё еще упрямится. — Да? Пока… Пока не работает? — Нет, нет.

Музыкальный экспресс! — На них безопасно кататься? — Вроде как. Но я бы была поосторожнее. Прошлым летом какой-то пьяный идиот дурачился на «Комете», пытаясь столкнуть своего приятеля. Короче, его «Рибок» вместе с ногой нашли на парковке. — Эй, Лиза. Мы работаем вместе. — Отлично. У меня всё схвачено. Мой приятель Бумер устроил меня на работу в автосалон компании «Мерседес» на Рут 30. И мне сразу дадут машину. Потом будут вычитать из зарплаты. Я решил взять «560-й», золотистый кабриолет с кожаным салоном. Там даже будет проигрыватель компакт-дисков. — Вот это улёт. — Полный. Лиз, хочешь пойти на концерт «Judas Priest» в «Сивик Арена»? — Друг Фици достал места у сцены… — Неплохо. Пригласи Бумера. И возьми шланг. Там засохшая блевотина. Тебе не нравится «Priest»? — У меня планы на тот вечер. — Я даже не сказал, когда это будет. Джеймс, может, сходим куда-нибудь? Я понял, это типа шутка. Ну ты, блин. Остынь. — Скажи, когда ты свободен. — Хорошо. Пит, а тебя ждет засохшая блевотина. Я серьёзно. Я не против пойти на свидание с таким парнем, как ты. Классно. Да. Было бы супер. О, только не это! — Хочешь нажать? — Нет, я — это игровые аттракционы. Ну, ладно. Какую? — О, бог ты мой! — Чёрт! Чёрт! Чёрт! Ого! Ну ты её расколбасил! — Знаю. Я на аттракционах… — Ничего себе. Я знаю. Это не моё место.

— Слушай. Коннол, можно кое-что спросить? Не подашь мне разводной ключ? предложила мне встречаться. — Лиза Пи? — Да. Это нереально. Мне кажется, она просто хочет позлить Пита О'Молли, но… В какой такой сказке она захотела бы встречаться с кем-то, вроде меня? Она хочет с тобой встречаться? Надо быть полным идиотом, чтобы отказать Лизе Пи. — Подержи-ка. Она девственница. Представляешь? В наше-то время. Ты думаешь… Она католичка. А их поиметь не так просто. — Но если уж они тебе позволят… — А как же Эм? У вас ней уже что-то было? Мы не спешим.

Хорошо. Ладно. Вот что я тебе скажу. Когда ты видишь красивую девушку, разве не представляешь её голой под собой? — Что? Нет. Нет. — Кого-то, вроде Лизы Пи. Слушай, разве не накаляется до предела каждая твоя клеточка? Ты немного утрируешь, но я понимаю, к чему ты клонишь.

Такими мы родились. Именно такими. Что поделаешь, такими нас сделала природа. Как это ни печально. Я без ума от Эм. Джеймс, ты только подумай о ней — Лиза Пи. Да, я в курсе. Лиза Пи. Знаю. — Привет. — Привет. Это тебе. Это один из моих самых любимых писателей. Гоголь. Он русский. Он сошёл с ума, сжёг единственную копию своей последней книги, а через неделю умер от истощения. — Спасибо. — Не за что. Слушай, а не хочешь как-нибудь пойти на попсовый фильмец? Да, я просто… Сделала одну глупость. Я… Я сказала брату, что мы целовались. — Это плохо? — Нет, нет, нет. Но он… Рассказал моим родителям. А мы католики. Пит сказал им, что ты еврей. Но я атеист. Скорее, прагматичный нигилист, или даже — язычник-экзистенциалист… — Да, да. Но у меня очень строгие родители. Мне очень жаль. — А книга тебе понравится. — Да, извини. — Привет, Джоэл. — Привет. Как твой роман со Сью? Не очень. Слушай, Эм, не нужно ничего говорить! Евреям бывало намного хуже. Да к черту всё! Слушай, а ты не достойна Джоэла! Да ты просто гребаная антисемитка! Геев ты тоже не любишь? Может, поддерживаешь апартеид? Ты мне больше не подруга. Бум! Проще простого. Слушай, только никому не говори: вечером у меня свидание с Лизой Пи. — Что у тебя? Утром она предложила мне позависать вместе. Что случилось? Я думал, ты без ума от Эм. Так и есть. Да. Но, знаешь, я не уверен, хочет ли она чего-то серьёзного. И, Джоэл, мы мужики. Нами движет удовлетворение потребностей. Понял, это биологический императив. Фриго, только никому не говори: вечером у меня свидание с Лизой Пи. Что? Слушай, за такое враньё следовало бы дать тебе — два раза по яйцам. — Ладно, не хочешь — не верь. — А куда вы идете? — В «Нежный Бархат». Спасибо. Как тебе вино? — Хорошее! Хочу кое-что тебе сказать. Слушай, может не будем сильно распространяться о нашей встрече? В парке работает девушка, которой я нравлюсь, и я не хотел бы, чтобы она расстроилась. — Ты имеешь в виду Эм? Тебе нравится работать в парке? Да, неплохой жизненный опыт. К тому же, я завёл много друзей. Да, вы с Коннолом вроде как сошлись. Да, он мне нравится. Интересный человек. И у него поэтическая душа. — Он не такой, как кажется. — Ты о чём? Тем летом он крутил шуры-муры с девчонкой из закусочной. Они занимались сексом в подвале дома его матери. В подвале. Ну, разве не вульгарно? Но он ведь женат, верно? — А ко мне, тем не менее, клеился. — Ну и ну. — Это Фриго? — Да, Фриго. Интересно, что он здесь делает. Пойду узнаю. Мы знакомы с… — Ты сукин сын, это же Лиза Пи! — Какого чёрта ты здесь делаешь? Извини. Слушай, я думал, ты мне нагнал, но черт возьми! Это она! Сможешь сфотографировать её голой? Фриго, вали отсюда, но никому не рассказывай, хорошо? Хорошо, хорошо, Бреннан. — А сколько дашь? — Ты меня разводишь на деньги? Нет… Да, да. Я просто неистово тебя ненавижу. Спасибо, Бреннан. Извини. Прикинь, совпадение. Фриго вышел взять напрокат кассету и заметил нас через окно… — Да ну? А мы тут такие сидим. Интересно, каким будет фондю. Я мечтаю объездить все континенты, все страны, правда. Чарлз Диккенс, кстати, писал очень занимательные путевые очерки, но он посещал тюрьмы… А тебе больше нравятся яхты или катера? — Ну, наверное… — Мне кажется, яхты выглядят круче, это вроде как классика.

Но, скорее всего, на катерах кататься прикольнее. Ты что-то сказал? Да так, мямлю себе под нос. Нужно привести себя в порядок, прежде чем заходить в дом. Попрыскаюсь духами, чтобы забить запах. Я как раз собирался это предложить. — Уронила расческу. — Да. Держи. — Черт, а это что такое? — Это твоя? — Нет. Наверное, отец забыл. — Вот сюда, останови здесь. Пахнет наркотой? Ты восхитительно пахнешь. Спасибо за вечер. Мне понравилось. Да. Да и мне. — О, боже. — Остынь, тигр. — Давай в следующий раз. — Спокойной ночи. — Спокойной ночи. Звонила некто Эмили. Целую, мама — Привет. — Привет. Я не смог вчера ответить на твой звонок. Извини. Я встречался со старыми школьными друзьями. — Наверное, неплохо посидели. Вспомнили былое. Я вернулся домой поздно. А почему ты звонила? Хотела извиниться. Чувствовала, что той ночью вела себя, как идиотка. Хорошо. И ты извини. Я напился. Я тут кое-что тебе принёс. — А что там? — Что внутри? — Парочка косяков? — Да, типа того. Для твоего печенья. — Супер. Ты сдержал обещание. Класс. Повеселимся. — Давайте попробуем. — Ладно. Я съем только половину. Орехи? Хочешь, чтобы у меня был анафилактический шок? Чёрт. — Домашняя выпечка? Вкуснятина. — Бреннан, ты будешь ту половинку? Извините. Что за скачки у нас сегодня, дамы и господа. Ну и ну! Лидер пока не определён. Лидер отсутствует. Особенность этих скачек в том, что все участники идут вровень. А жёлтый безнадежно отстаёт. Кажется, он не сдвинулся с места. Это позор для некогда великого жёлтого скакуна. Вообще-то, за свою жизнь он осеменил более 1 000 кобыл, что может быть причиной его физического истощения. А победил номер 9, вот, держи… Держи приз, молодец. Привет, Бобби. Бреннан, ты что делаешь? — Ты обкурился? — Что?

— Ты куришь наркоту? — Нет! У тебя красные глаза. Ты что плакал? Ну, может, совсем немного. А так нет, Бобби, мне просто немного нехорошо, наверное, отравился корн-догом. Поэтому. Слушай, сходи-ка на аттракцион со шляпами — и пособирай там мячики. — Хорошо. А я тут вместо тебя побуду. Ты в порядке? — Да, спасибо. — Хорошо. Вот так мы и познакомились. Заезд начался! Лидирует зелёный на пятой дорожке. Он первый. Зелёный по пятой, зелёный лидирует. Вот так, зелёный! Зелёный! Ты всех уделаешь! Он знает, чего хочет. Зелёный! Зелёный победил! Передай-ка ей приз. Ты, лузер. Вот так, спасибо. — Дашь мне мячиков? — Принеси побольше. Клиент всегда прав. Вот, держи. — Я попал ему прямо в голову. — А он не хочет отдавать свою шляпу. Эй, эй. Полегче. Какого чёрта? Чёртова шляпа приклеена. — Оно того не стоит. — У нас победитель. — Поздравляю. Эта хрень приклеена? У него шляпа приклеена. — Да ну их к черту. — Какого хрена ты лыбишься? — Да, какого хрена лыбишься? — Не знаю. — О, боже мой! — Господи. — Какого черта? — А чтоб не лыбился. Ну, это уже слишком. Какого чёрта? — Зачем ты его ударил? — Отвали, стерва! — Чувак, а ну не трожь её. — А то что будет, педик? Вот дерьмо. — Я тебя порешу. — Ты уродец.

— Может быть, флейта… — Флейта… Меня хотят убить. А ну выходи, урод! Отойди-ка. А ну пошёл отсюда, урод! Ну давай, только подойди! Только подойди, блин! Ты меня не знаешь! Ну давай! Подходи же! Ты меня не знаешь! — Ублюдок. — Спасибо, Бобби.

— Не за что. — Я выйду через заднюю дверь. Да, да, конечно. Знаешь, мне кажется, флейта обойдется нам дороже. Вы бы видели, как Бреннан свалил этого латиноса. — Неужели это был ты? — Мне и самому не верится. Как же ты ему врезал? Вот так? Ну ты псих! Парни, а тот мужик был здоровый. А Бреннан его одним ударом… — Вырубил мужика. — И каким ударом, аж не верится. Потом его приятель гонялся за ним по всему парку, а Бреннан спрятался в офисе Бобби. Ах ты, хитрый жук. А Бобби такой дверь с ноги и выскакивает с битой, псих ещё тот… — А все его дружки попятились. — А куда делся тот мужик? Он… Я не знаю. Он так и остался лежать на асфальте. А я взял телефон его подружки. Куда мы идём? Ты здесь никогда не был? Ты самый классный и симпатичный парень из всех, что я встречала. Я, конечно, перевозбуждена, но… Я не хочу тебя потерять. — Забыли их заморозить? Когда была поставка, вчера? — В котором часу? — Утром. — Странный запах, да? — Но, может, это и нормально. Стаффи, поджарь-ка их! Бреннан, на минутку. Хочешь взять дополнительные смены? — Да, конечно. — Отлично. Джоэл уволился. — Его больше нет. Он есть, дорогая. Просто он переехал. Слышу, уже иду! — Что ты здесь делаешь? — Ты мне не перезвонил. Слушай, я не хочу позориться, приглашая тебя в дом. Там всё накрыто дешевыми пластиковыми чехлами, везде лубочные картинки и полный бардак. Иди на задний двор. Слушай, Джеффри! Выключи чёртову газонокосилку. — Ладно. — Я вообще-то разговариваю. — Да пошел ты, уродец. — Имбецил. Ненавижу тебя, задница. — Слушай, это из-за Сью? Твое увольнение. Слушай, Джоэл, ты классный парень, она тебя не достойна. Джеймс, взгляни на меня. Я отнюдь не красавец. Да и денег у меня нет. Девчонки и близко ко мне не подойдут, когда вокруг столько чертовых яппи. Это смешно. Не все девушки такие. Живой пример — Эм. Ты не ценишь то, что имеешь. Бегаешь за Лизой Пи, когда рядом тебя ждет потрясающая, симпатичная девчонка. К черту всё. Так не нужно делать. — Я думала, у тебя сегодня выходной. — Хочу кое-что тебе сказать.

На прошлой неделе я встречался с Лизой Пи. Она пригласила. Между нами ничего не было. Немного поцеловались при расставании и я дотронулся до её груди, вот и всё. Ладно. Половой связи не было? Нет. Никакой половой связи.

Прости меня… Мы ведь не говорили о том, что хотим быть вместе. Мне она больше не интересна. Мне нужна ты… Скоро мы переедем в Нью-Йорк, я хочу быть рядом с тобой. Я бы хотел узнать тебя получше, если ты захочешь узнать меня получше. Джеймс, ты мне ничем не обязан. Знаю, но я хочу быть обязанным. Я готов к обязательствам. Потому, что ты мне очень, очень нравишься. — Ты не злишься? Прости меня. — Нет, нет. Я не злюсь на тебя. Я ценю твое признание. Это было очень трогательно. — Ты спятила? Вдруг тебя увидят. — Я больше не могу так. Я начинаю ненавидеть себя. О, боже. Жена, наверное, услышала, что я подъехал. Хорошо… Мне нужно… Где мы можем встретиться? Пойду скажу что-нибудь жене. Езжай к дому моей матери, добро? — Хорошо. — Договорились. Бреннан. Эй, Бреннан. Иди сюда! Бреннан, послушай. Расскажи ему. Расскажи ему, что сказал мне.

Я объелся арахисом. Что? Не это, идиот. Другое, про Эм. Фриго, заткнись. Не понял, что там про Эм? Я видел Эм в машине Коннола. Так, так. А что они там делали? Они отжимались в его машине без трусов. Без трусов. Отжимались, идиот, это значит — трахались. — Джеймс, они трахались. — Фриго, Фриго. Заткнись. — Когда ты это видел, Рич? — Совсем недавно, совсем недавно. Всего пару недель назад, так ведь, Рич? — Слушаю. — Это Джеймс. А можно Эмили? Она сказала, что будет с тобой. Что вы встречаетесь. Ну да. Мы, наверное, не поняли друг друга. Ладно, до свидания. Что он сказал? Можешь взять машину своей матери? Так, ключи у меня. Подтолкни-ка. Я не буду пить. Ты знал, что Джеймс встречался с Лизой Пи на прошлой неделе? — Ты знал об этом. — Хочешь, чтобы я на него настучал? — Притормози. Это машина Эм. Давай подождём здесь. Я украл бабушкину микстуру от кашля, не хочешь? — Это как вино. — Нет, спасибо. — Ладно. Присядь, пожалуйста, на минутку. — Ты хочешь покончить с этим? У меня в багажнике клюшка, можешь разбить ею окна. — Фриго, заткнись, хорошо? — Хорошо, нет проблем, Бреннан. — Я просто хочу помочь. — Вот чёрт. Что ты здесь делаешь?

Вы с Коннолом… Между нами это началось… Когда я тебя ещё не знала… А как ты… Что ты… Как ты узнал, что я здесь? Лиза Пи рассказала мне, что прошлым летом Коннол приводил в этот подвал какую-то девушку. Я просто не понимаю, как ты могла так поступить. Я приехала сюда, чтобы… Знаю. Знаю, я тоже облажался. Всего раз, и я рассказал тебе об этом, а ты… Ты считаешь меня безмозглым идиотом? Ты не безмозглый идиот. Это я идиотка. Да, точно. Я — чемпион. Победитель получает всё. — Вот ваш приз. — Что? Что это? — Банан? — Банан с глазами. Вымой рот с мылом, карнавальный клоун. Да ты что… Мне их жаль. Прячутся по углам, говорят неправду. Это так низко. Он ведь женатый человек. Да. Знаю. Слушай, Лиза, только не вздумай кому-нибудь об этом рассказать. Конечно, нет. Я бы никогда этого не сделала. Спасибо. Привет, Эм, ты как? Лучше некуда. Слушай, а я ведь играю на барабане. В школе на шоу молодых талантов я сыграл улётное соло на ударных. Я играл композицию «Limelight» группы «Rush». 1, 2, 3, 4! Крутим палочку. Спокойной ночи, «Парк культуры и отдыха»! — Что это было? — Тебе ведь нравятся музыканты? Дорогая, у меня закончились выпученные глазки. У тебя там есть ещё? У меня тоже закончились, но я нашла вот это, поэтому… — Привет. — Привет, Эм! Что у тебя? Я увольняюсь. Пока. Томми, в машине что-то стучит, ты слышишь? Пускай отец проверит, что это за странный писк. Даже не знаю, что это может быть. Придурок! Поторопитесь на борт парохода «Парк культуры и отдыха». Я ни с кем не дружу. Откуда я могу знать? — Не знаю. — Ну, нет уж! — Эм? Эм Левин? — Да, да, да. Прикинь. Эм спала с Коннолом всё лето. — Я тебе говорю, чувак. — Коннол просто красавец. — Привет, Лиза. — Привет. Слушай, даже не знаю, как такое случилось, но все говорят о романе Эм с Коннолом. У Келли длинный язык. Извини, я не сдержала своего слова. Мы тогда так напились. От Келли у меня нет секретов. Ты злишься на меня? Вообще-то, да. Коннол взбесится, а Эм уволилась. Мне жалко Коннола. Но мне не жалко Эм. Парням трудно удержаться. — Но у него есть жена. — А Эм разрушает семью. — Он ведь изменяет жене. — Почему ты защищаешь её? Почему? А что, только парням можно, а девушкам — нет?

Музыкальный экспресс! Это приятно и больше напоминает танец, чем гимнастику. Мне понравилось. Пыталась и его затащить, но он не хочет. Нет, не правильно. Да, я просто не хочу поднимать колени так высоко. Да, я заметила. Эмили, ты знакома с Островыми и Волдстайнами? Здравствуйте. Кому ещё? Фрэнси, эти элементы декора просто прелесть. Какие, те? Да, обожаю их. Такие милые. У тебя талант декоратора. Мне нравится, как ты преобразила дом. — Спасибо. — Он стал… Чище. А я считаю, в доме было намного уютнее при маме. А от того, что сейчас, меня подташнивает. — Ты шутишь, Эмили? Похоже, ты должна передо мной извиниться. Немедленно. Я ни черта тебе не должна. Ну, ладно. Знаешь, что? Отдай-ка мне бокал. Тебя сюда не приглашали, я не хочу тебя видеть. — Точно, я здесь лишняя. — Да, тебя не приглашали, и, откровенно говоря, мне не нравится, что ты пришла сюда и говоришь, что вздумается. Мне осточертело твое поведение, маленькая неблагодарная сучка. — Отдай бокал. — Ладно, Эм… Чёрт возьми! Эмили, так больше продолжаться не может. Хватит говорить гадости. Я не могу говорить, что думаю и что чувствую каждый гребаный день? — Сай, я тебя умоляю! — Я не могу её выгнать. Правда? А может, ты не можешь… Можно ещё один? Спасибо. Вот чёрт! Джеймс, выходи из машины. Немедленно! О, господи. Идём. Может объяснишь, как сюда попал рододендрон миссис Фриго? Доброе утро. А это что такое, молодой человек? Да что с тобой происходит? «Парк культуры и отдыха» негативно на тебя повлиял. Ты уволишься. — Я и не хочу туда возвращаться. — Отлично. Сколько ты отложил? Плюс-минус $1 322. Ось переднего колеса поломана, но этого должно хватить на починку. А еще заплатишь за рододендрон миссис Фриго. Но мне будет нужен каждый цент для Нью-Йорка. Мне очень жаль, но тебе стоило подумать об этом прежде, чем устраивать пьяные гонки.

Бреннан, я вернулся. Слава богу. Как ты там? Европа меня изменила. Это был трансформирующий опыт. Я посещал один удивительный город за другим. Руины, соборы, бесконечные произведения искусства. И я кое-что понял. К черту Старый Свет. Да здравствует Новый Свет. — И я его покорю! — Ты о чем? — Гарвардская бизнес-школа. Что? Ты подаёшь документы? Нет, вообще-то, меня уже приняли. Благодаря нужным связям. Но это же в Бостоне? А как же Нью-Йорк и квартира? Да. Извини, дружище. Ничем не могу помочь. Эй, бросаем мусор в рот клоуна. Вот бандиты. — Привет, Бобби, Полетт. — Привет, Бреннан. Как дела? Да вот, видишь… Последние выходные сезона. Готовимся к зиме, потихоньку закрываем лавочку. Нужно выключить освещение. — Твой чек в офисе. — Хорошо. Увидимся следующим летом? Спасибо за всё, Бобби. Правда. — До следующего лета. — Спасибо большое. Мы отыграли до середины и вдруг замечаем его. Это Лу Рид. — О, боже… — Ни черта себе! Да, да, да. А мне кажется, что я сплю и вот-вот проснусь. А он поднимается на сцену, берет гитару и мы играем вместе целую подборку его песен.

— «Vicious», «Shed A Light On Love». — О, боже мой. — Невероятно. — Играем «I'm Waiting For The Man». Подождите минутку. — Привет, забрал последний чек? Как дела? — Ронни обо всём узнала. — Жалко. Да, было не сладко. Но уже практически всё позади. А ты общаешься с Эм? С тех пор, как она уволилась, не общаюсь. А ты? А знаешь, песня Лу Рида правильно называется «Satellite Of Love». Ты сказал «Shed A Light On Love», а правильно — «Satellite Of Love». — Да, я знаю. «Satellite Of Love». — Это песня группы «Skylab». Да, я знаю, это… Она называется «Satellite Of Love». Держись, Бреннан. Ты тоже. — Так на чем мы остановились? — Ты рассказывал, как… — На песне «Satellite Of Love». — Да. Да. — Да, мы говорили о его песнях. — Моя любимая песня! Да, хорошая мелодия. Да! Это вьетконговцы. Мы нарвались на вьетконговцев! Мне нужна огневая поддержка, но я справлюсь. Я контролирую ситуацию. — Твой друг, Эрик, подвёл тебя? Но ты же теперь не потянешь Нью-Йорк? Нет, не потяну. Я застрял здесь. А какой вообще смысл что-то писать или рисовать? Герман Мелвилл написал роман «Моби Дик», а умер в бедности и забвении, и даже в некрологе его назвали Генри Мелвиллем. Понимаешь? К чему это всё? Они всё равно забудут к чертям собачим, как нас зовут. Вьетконг! Вьетконг! Я иду! Вам конец! Я слышал, что Эм переехала в Нью-Йорк. Жалко, что всё так закончилось. Я должен был… Не знаю. Прикрой меня. Бах! Здесь один. Вон еще один. Здесь два. А это что? Бах! Бах! Бах, давай, бах! То, что ты рассказал про Германа Мелвилла, это ерунда. Это правда. Его имя перепутали. Нет, ты представь, он написал роман о китобоях на 700 страниц, полный аллегорий, и я думаю, он был… Мне кажется, он был очень увлеченным человеком… Хотел бы я, чтобы после смерти меня назвали Генри. Правда? Надежда умирает последней. Бреннан, ты смотри не напейся и не засни. — А то что? — Я подрочу тебе на лицо. — Ну, ладно, мне пора. — Как это? До встречи, Фриго. Ну, ладно. Присмотри за ним. Теперь мы квиты. Классно ты ему! Неплохо, Бреннан. Неплохо. Больно, наверное. Привет. Я только что с автобуса. Теперь я живу в Нью-Йорке. Похоже, стоит запастись зонтом. Я думаю, нам не нужно видеться. Лето было непростым. Я очень сожалею о том, что сделала. Да, я тоже. Прости, но я рассказал Лизе Пи о вас с Коннолом. А она, в общем, раззвонила на весь свет… Не буду врать. Я на тебя очень разозлился, но это было слишком. прости, я всё испортила. Знаешь, всё хорошее, что было летом, связано с тобой. Подожди, Эм. Наверное, я вижу в тебе те качества, которые не замечаешь ты сама. Да, ты натворила глупостей, но ты также помогла мне, когда меня чуть не зарезали ножом из-за толстозадой панды, а ещё угостила меня улётным шоколадным печеньем, вступилась за Джоэла и ты слишком к себе строга. Слушай, я не отворачиваюсь от людей из-за прошлых обид. Доверься мне. Теперь я живу в Нью-Йорке. — Ты промок до нитки. У тебя есть во что переодеться? Сейчас гляну. — Хочешь чаю? Нет, здесь тоже всё намокло. — Держи. — Спасибо. Так ты идёшь в Колумбийский университет? Нет. Нет. Может быть, в следующем году. Я разбил машину отца и отдал ему всё, что заработал в парке. И какие у тебя планы? Перекантуюсь в городе недельку.

Поищу паршивую работенку и… Даже не знаю. Дай-ка мне свою футболку. — Я принесу тебе другую. — Спасибо. Слушай, Эм. Я очень соскучился по тебе. Может это оденешь? Нет. Нет. Больше не хочу это видеть. А зачем ты её хранишь? Зачем тебе эта дурацкая футболка? Ничего, что я тебя поцеловал? — Ты уверена? — Кажется, да. Правда? Хорошо. Вы любите приключения? «ПАРК КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА» В Питтсбурге, Пенсильвания — «Парк культуры» — круто. — «Парк культуры» — круто. КАРУСЕЛИ Это идеальное место для меня, жены, семьи. Здесь замечательно. «Парк культуры» — это класс. «Парк культуры и отдыха». Здесь можно классно развлечься. «Парк культуры и отдыха»! Питтсбург, Пенсильвания.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Может ему это и не надо.

Понимаешь, чего ты можешь добиться? >>>